Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
æ ä ð
Звоните и пишите |
+7 926 672 45 95 (Москва)
(495) 128-93-48 (Москва)
(812) 602-76-38 (С.-Петербург)
Skype: damian.synaysky
E-mail: DamianSynaysky@gmail.com

Часть меня...

Ты появилась так внезапно
Никак понять я не могла,
А только лишь толчок внутри
Пронзил как молния меня.
Вся от волнения горю
И мысль меня не отпускает,
Теперь никак я не усну
Сомнение как зверь терзает.
Права я или не права?
Неужто ты ногой толкнула
Легла на спину, замерла,
Руками я живот сомкнула.
Она притихла, как и я…
И мы, как будто в ожидании,
И я в улыбке расцвела…
Вот так приходит осознание,
Что жизнь - она внутри меня
И слезы счастья с глаз скатились
Теперь я мама! Мне вовсе это не приснилось.


Взаимоотношения с детьми – это работа, работа, прежде всего, родителей. Когда ты ещё беременная и тебе кажется, что ты родишь ребёнка, ты готовишься, читаешь разную литературу по воспитаю детей. И вот он родился. Маленький человечек.

Поскольку свою девочку я родила рано, я жила на тот момент с родителями, человек с которым я жила, выпивал, много гулял. В свои 15 лет я хотела быть хорошей матерью. Но от родовой депрессии никуда было скрыться, ещё и переживания по поводу личной семейной жизни, что она не строится совсем, расставание. Родители, поскольку лучше знают и прожили жизнь, вмешивались в воспитание дочери. Когда у неё болел животик, они забирали ее у меня и говорили, чтобы я шла спать. На тот момент я думала - ну и хорошо. Я ещё не знала, что связь между детьми и матерями появляется в процессе переживания этого опыта, пусть и не легкого для меня. Потом, когда я выбирала, что для дочери полезнее кушать, а что нет, родители мне говорили, что я делаю все неправильно. Или, когда я что-то ей не разрешала, они разрешали и ругали меня за это, приводя доводы, что они меня же воспитали. Постепенно я теряла связь со своим ребёнком.

Потом я поехала учиться и, когда я приезжала домой, незаметно для меня у меня появилась агрессия на неё. Судьба сложилась ток, что я переехала в другой город. И вот, спустя три года, мне привезли ребёнка  6-ти лет. Я надеялась, что когда мы с ней будем вдвоём, то все наладится и будет так, как я мечтала. Но на деле оказалось все по-другому, моя агрессия никуда не делась, я срывалась на неё, ругалась, требовала от нее самостоятельности, не могла ее обнимать, слушать, общаться с ней. У меня стали появляться срывы психологического характера - после очередной ругани, я винила себя, что могла сделать иначе и не ругаться, каждый раз говорила себе, что буду вести себя по-другому, опять погружалась в кучу литературы, пыталась себя исправить. Я ненавидела себя за это, все время думала, что если бы я была на месте своей доченьки, убежала бы от такой матери как я, и мне казалось, что если бы меня не было, то всем бы жилось хорошо, что я всем мешаю. Я плакала, извинялась перед ней, но все время опять возвращалась к прежнему, это был замкнутый круг. А при этом дочь все сильней и сильней закрывалась от меня. Меня посещали разные мысли, я выискивала информацию, как все исправить. Я думала, что, может, я ненавижу своего ребёнка, что я ужасная мать, ведь каждая мать должна любить своего ребёнка. Я была в отчаянии, всю эту ситуацию накаливало ещё то, что окружающие, которые видели мои отношения с дочкой, говорили мне, что так нельзя, в том числе и родители. Мне было очень плохо, я сделала своего ребёнка несчастным, одиноким, мои монотонные монологи довели до того, что ребёнок перестал меня слышать и слушать. 

Я начала искать психологов, чтобы исправить себя, так как прекрасно понимала, что она замечательная, а я ужасная и дело только во мне. Я нашла отличного психолога и постепенно стала  избавляться от агрессии. У меня появилось больше терпения, мы начали разговаривать с моей дочкой, она начала мне постепенно доверять. Я поняла для себя, что мы совершенно не знаем, как правильно воспитывать детей. Я до сих пор прошу прощения у неё за то, какой я была. Теперь я не забываю о том, что я была таким же ребёнком, и как для меня было больно, когда меня не понимали, не слышали. Я стараюсь изменить себя. Стать лучше. И теперь я с полной уверенностью могу сказать, что анализирую каждый свой шаг, так как я задаюсь все время вопросом -  а правильно ли я делаю, а не угроза ли это с моей стороны и т.д.

Дети так похожи на нас, они все чувствуют, даже то, что не чувствуем мы, так как наша чувствительность «засорена» нашей реальностью, проблемами, знаниями и опытом. Мы предпочитаем «спать на яву», нежели обдумывать и осознавать каждый свой шаг. И парадокс состоит в том, что мы лучше разбираемся в чужой жизни, нежели в своей. А уж если сравнить наших подруг и детей, то мы даже подруг лучше слушаем, понимаем, чем наших собственных детей.

Я работаю над нашими отношениями с дочерью, я хочу, чтобы она мне доверяла (это значит, что я должна завоевать ее доверие), я хотела бы, чтобы она мне доверяла свои проблемы, и чтобы мы вместе их переживали, я хочу, чтобы, когда она бывает счастлива, я бы первой  об этом узнавала и радовалась вместе с ней. И все это - моя работа, просто потому, что я люблю ее и хочу, чтобы она была просто счастливой. 

Любите своих детей, обращайтесь с ними как с дорогими гостями, дети — это ваше отражение.

P.S. Хочу поблагодарить своих родителей, свою сестренку, своего супруга и свою свекровь! Спасибо Вам огромное за помощь, поддержку и мудрые советы. Я Вас очень люблю! А свою доченьку хочу поблагодарить за ее терпение, доброту и любовь. Спасибо тебе, моя любимая!

________________________________

Мария Шаляпина