Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
æ ä ð
Звоните и пишите |
+7 926 672 45 95 (Москва)
(495) 128-93-48 (Москва)
(812) 602-76-38 (С.-Петербург)
Skype: damian.synaysky
E-mail: DamianSynaysky@gmail.com

Виноваты сны (жанр: юмор, мистика, повседневность)

Представляете, моя клиентка 15 лет, оказалась такой талантливой барышней, что я не удержался и решил напечатать этот шедевр. Если Вам понравится, покажите детям. Пора уступать дорогу юным!

___________________________________________________________________________________________________________________________

 

    Наверное, практически все желаемое можно купить. Вот только обстоятельства и цена не всегда подходящие. 
Или продавцы не находятся. А может, мы их просто не замечаем.

 

      О том, как кофе помогает найти продавца

    Не стоило пить вечером кофе. Просто не стоило. Знал ведь, что не усну и все равно ведь пил... И чем я только думал вообще, соглашаясь пойти с однокурсниками в кафешку? Нет, конечно, я четко помню, как хотел послушать, кто какую тему хочет взять на итоговый экзамен. Кстати, как оказалось, ничего интересного. По крайней мере, из того, что я слышал, не было ничего неординарного. Хорошо меня никто не спрашивал! Не хотелось бы позорно признаваться, что я медленный лох без воображения. У меня были наметки, но ничего нормального нет. Да и до нужного объема ни одна идейка не дотягивает. В такие-то моменты мне и становится интересно: что дернуло меня поступать на художественный факультет?
      Так, ладно! Вот возьму, выйду на балкон, и если от свежего воздуха мне каким-нибудь волшебным способом не захочется спать – я сяду рисовать. Все-таки хорошо, что мне попалась квартирка с балконом. Очень удобно бывать на улице не выходя из дома. Иногда и перекусить можно тут. Ради этого я не выставляю ничего за балконную дверь. Хотя мне и нечего туда выставлять.
    Сейчас, пока я стою на балконе и проклинаю собственную неосмотрительность, мне пришла в голову идея ночных пейзажей. Но это означает в конец поломать график сна. Против панд я ничего не имею, но обзаводиться такими же стильными пятнами у глаз пока не собираюсь. Эх-хх, свежий ночной воздух… 
- Максим, не так ли? – прозвучало рядом. Я удивился. Кому я мог понадобиться посреди ночи? Я обернулся на соседний балкон, но там, по-моему, поместиться сможет только голубь. Оказалось, повернуться надо было в другую сторону. Кажется, не надо было так резко поворачиваться. Чужое лицо было так близко, что я отшатнулся. На балконных перилах сидела девчушка и помахивала ногами. Я ошалел от такого соседства:
- Т-ты кто вообще?!
- Я – продавец снов! А зовут Люси.– Спокойно откликнулась она.
      Мало сказать, что я удивился. Не знаю, как другие, но ко мне на балкон не часто забираются девочки и говорят, что продают сны. Может, это какая-то новая фишка сайтов с толкованиями снов? Ой, кажется, мое недоверие просекли.
- Не веришь, да?! – девчушка надулась. 
- А, ну, как бы… - да, я просто мастер общения. Особенно с девушками. Так, Максим, соберись, вспомни уроки русского языка.
- Извини, но да, я не верю. Вот честно, как ты докажешь, что ты… продавец снов. – Я смог выговорить.
      Вместо ответа Люси сиганула с балкона. Я и рта раскрыть не успел, как она уже висела в воздухе напротив меня все с тем же насупленным видом:
- А теперь, веришь?
- Теперь верю. – Ошарашено сказал я.- Слушай, если ты продавец снов, то почему раньше не показывалась, когда у меня раньше бессонница была?
      Как-то быстро я принял на веру ее утверждение. Ну да ладно. Это ничем опасным мне не светит. Если только она не предложит мне прыжок с пятого этажа за компанию.
- Ты не каждый раз на балкон выходил!
      Да, признаю, был такой косяк.
- И кстати, за страшилками не ко мне обращаться, а к продавцу кошмаров.
- Значит, есть продавец кошмаров? А сколько, вас тогда всего? – я немного опешил от таких фактов.
- Мно-ого! – протянула Люси, - Я даже не всех вспомнить могу. Почти все, что можно ощутить из эмоций или грез можно приобрести у нашей братии. Жаль только девушек среди нас маловато, а то поговорить не с кем. Ну, это так, мое личное мнение.
- Погоди, - я приостановил полностью бессвязный для меня поток слов, - то есть получается, что от тебя я могу получить любой спокойный сон, какой захочу, но с условием, что без насилия и ужасов?
- Ага, быстро понял. Остальные за это время только бы поверили в мое существование!
      Ну, не сказать, чтобы я прямо уже верил. Мне весь этот разговор да сих пор кажется бредом воспаленного мозга художника. Но сошло это за комплимент моей доверчивости. И все же кажется, что это какой-то крупный розыгрыш со мной в главной роли. Может, подыграть?
- Разве здесь не должен быть и продавец кошмаров, раз он есть?
      Люси кивнула.
- Да, но он предпочитает подкарауливать клиентов на улице. Вон там он обычно подкарауливает. Видишь его? – Люси указала в подворотню дома напротив. И правда, там кто-то стоял.
- Эй!!! Миша!!! - Она громко окликнула его, и из подворотни вышло нечто. Я не знаю чем или как описать ЭТО, слов у меня вообще нет. На лице то ли маска, то ли рожа такая. Длинный балахон бордового цвета, пальцы длинные с когтистыми ногтями из рукавов торчат. Если бы мне из-за угла такая образина фосфоресцировала, я бы даже думать не стал, идти не идти, а просто свалил оттуда в рекордные сроки. Но если это продавец кошмаров, то может быть это и нормально. Я не настолько хорошо всех этих так называемых продавцов знаю. 
- А зачем вообще нужны кошмары? Неужели кому-то нравится? – решил поинтересоваться.
- Как бы сказать… люди всякие есть, мало ли какие экстрималы встречаются. – Люси дернула плечом. Сама, наверное, не одобряет подобные предпочтения.
- Так что? Какой тебе сон? – она выжидающе уставилась на меня.
- Ну-у…- сложный выбор. Сон про зомби и прочую нечисть у нее, к счастью, не запросишь.
- Баранки гну, быстрей давай, не ты один ночью спать должен!
- Давай просто сон, чтобы выспаться.
      Дальше этого моя фантазия не проработала. Люси кивнула, сняла рюкзак и начала в нем рыться. Наконец, она выудила бумажный сверточек, проверила этикетку и его протянула мне.
- Вот. Завтра загляну узнать, как дела. – Уведомила и испарилась.
      Честно говоря, я бы решил, что по мне заведение с желтыми стенками плачет, если бы не сверточек в руках. На балконе мне уже нечего делать, лучше всего будет лечь в кровать и опробовать содержимое свертка. Так я и поступил.
      Уже сидя в кровати, я начал разворачивать узелки. Ну и завязано, будто там порох или еще что-нибудь взрывоопасное. Настал решающий момент, я срываю бумажку и вижу... песок. Самый что ни на есть обычный песок. Ха, так и знал, что меня обманули. Такое странное чувство удовлетворения у того, кому старательно лапшу на уши повесили. Для чистоты эксперимента я этот песочек понюхал, потрогал и удостоверился: в любом парке на дорожках этого добра достаточно. Вот только он сыпучий больно. В общем, песок как песок и так же настырно набивается в нос и…
- Ачхи-и! – Ой, зря я нюхать полез. Горстка пыли взлетела, за ней все остальное и через секунду меня окутало блестящее облако. Я попытался было отряхнуться, но все уже куда-то испарилось.
      Что-то мне резко спать захотелось.

       Ленивый продавец

     Выспался я на редкость хорошо. Только пробуждение было не очень жизнеутверждающим. Меня разбудил телефонный звонок. Кое-как добравшись до аппарата, я ответил на вызов.
- Алл-лло… - я смачно зевнул в трубку. Зато ответ прогнал абсолютно все остатки сна:
- Здравствуй, Максим. Это твой куратор, если ты спросонья не узнал.
      Оп-па, вот счастье привалило.
- А, нет, я узнал! Просто вы как-то рано позвонили. – Я попытался выкрутиться.
- Не знала, что время полдника для тебя рано.
- Так выходные же… - Я нервно хихикнул в трубку. Действительно, время уже к четырем. 
- Впрочем, ладно. Но льщу себя надеждой, что ты допоздна сидел над картиной.
      Ата-та… Картина… все интереснее и интереснее. Судя по всему, меня раскусили.
- Ты ведь картину рисовал, а, Максим? – с нажимом вопрошала куратор.
      Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться:
- Да! Конечно! Уж сколько я над ней корпел! – надеюсь, прозвучало не сильно фальшиво.
- Я рада твоему энтузиазму. А еще больше я обрадуюсь, если ты уже сегодня принесешь ее. 
- Эм-м… Извините, но нужно добавить еще пару штрихов… то есть мазков, это ведь живопись, верно.
      Говорю одно, а в голове вовсю раздается: «Что делать?!! Что?!!»
- Я уверена, что пары часов тебе хватит за глаза. Тогда приноси ее сегодня в кабинет к восьми вечера. А не то… - Куратор бросила трубку, предоставив мне самому додумывать последствия. Но времени придумывать или фантазировать не было. Кинув телефон на стол, я бросился разыскивать эту треклятую работу.
      Если честно, то я уже не помнил, нигде я ее положил, ни сколько осталось рисовать. Я немного полагался на какой-нибудь элемент везения. Но я даже разыскать этот несчастный кусок бумаги не мог. Под стол и под кровать лазил, за шкаф заглядывал – ну вот куда еще можно запихнуть кусок бумаги? 
Недоделанная картина обнаружилась в кипе чистой бумаги. Хорошо хоть я ее как палитру не использовал. А то порвал бы и с концами.
      Развернув рулончик, я понял, что удачи в этом мне не светит. Тогда, я нарисовал только малюсенький кусочек цветом. Кажется, в разговоре с куратором мне стоило упомянуть, что я наоборот сделал только пару мазков. За пару часов я мало что успею. Разве что фон. Ну, да ладно. Меньше мыслей, больше дела. 
Меньше чем через час стало абсолютно ясно – ждет меня смерть в мучениях, от рук собственного куратора. Ибо невозможно успеть вовремя. 
      Про сны и продавцов я больше не думал. Списал на усталость и полностью погрузился в работу. Но ненадолго – очень скоро над моим ухом раздался возглас:
- Ну, как поспал?!
Я чуть ли не залепил кистью в лицо Люси. Та оказалась проворнее и живо отскочила на безопасное расстояние от моих рук. 
- Ой! Извини! – теперь восклицать пришлось мне. Люси дернула головой и заявила:
- Ничего! Так как сон?
Характеризовать ощущения мне пока не хотелось, и я попытался выпроводить ее:
- Извини, давай попозже, ладно? Я должен сдать это – я указал на картину – меньше чем через полтора часа.
- Да? – Люси задумалась.
Я и кисточку в воду не успел макнуть, как она уже начала по новой:
- У меня есть идейка! Я довольно хороший друг продавца времени. Он может и ускорить ход времени и затормозить! Могу привести его хоть сейчас!
Продавец времени? Это то, что мне нужно! Если только он и правда может проделывать всякие штуки со временем.
- О, это было бы отлично.
- Вот и хорошо! Я сейчас же сбегаю за Валеркой! – крикнула она и тут же выскочила на балкон. Так вот как она попала в комнату! Наверное, двери и лестницы не для нее. Хотя не важно, лучше буду рисовать.
      Тем не менее, как только я закончил топорным способом замазывать пустое место в листе, в дверь моей квартиры постучали. В кои-то веки ко мне кто-то пришел. Надеюсь, с добрыми вестями. Отложив кисточку и палитру, я пошел открывать.
      Вот только распахнуть дверь мне не очень-то получилось. Дверь почти сразу во что-то уперлась. Я высунул голову на лестничную площадку. Там ни кого не было. По крайней мере, никто не стоял. Хорошо, что я не вышел за дверь. На коврике, почти подо мной, лежал парень. Уютно свернувшись калачиком, он мирно посапывал. Пока я осмысливал ситуацию, на лестнице показалась Люси. Пыхтя, она поднялась на мой этаж и остановилась около сони на коврике.
- Бегала дверь в подъезд закрывать. Пфуу-уух! Ну и тяжелый же. Мне пришлось его чуть ли не всю дорогу тащить. – Объяснила продавец снов, указывая на парня.
- А это, значит… - я осекся. Тот, кто лежал на коврике не походил на… даже не знаю как это назвать, кроме как продавец. Просто не тянул.
- Да-да, продавец времени, Валерий, и так далее и тому подобное. – Люси дернула плечом.
- А почему он спит?
- Он поспать любит. Любому ленивцу фору даст. Тебе, знаешь ли очень повезло.
Ага, если везение заключается в оккупированном коврике, то да, я счастливец. Люси подозрительно посмотрела на меня.
- Вот как думаешь, почему времени всегда не достаточно? Все просто! Этот лентяй никуда не ходит, а дрыхнет в любом свободном углу. Просто так на сделку его не уломаешь. – Люси несильно пнула ногой спящего. – Эй, вставай!! Дело есть!
      Валера лишь всхрапнул и отмахнулся. Продавец снов еще не много его потормошила, но видя, что это бесполезно, обернулась в мою сторону:
- А ты чего стоишь? Помогай давай! Тебе ведь время нужно, не мне.
      Я взмахнул руками.
- А что я сделать могу? Может водой облить?
      Ну да, гениальное решение. Хотя ей понравилось.
- Может сработать, – на полном серьезе сказала она, – где у тебя стаканы стоят?
      И скользнула мимо меня в квартиру. Я пока остался смотреть на Продавца времени. Не было похоже, что он может остановить время. Скорее уж потратить. Где-то сзади раздался грохот. И сразу же возглас:
- Все в порядке!!!
      Угу. Так я и поверил.
      Зато уже через секунду Люси стояла со стаканом, доверху наполненным водой. Я отошел в сторонку. Она кивнула и разом вылила все на Валеру. Ничего не произошло. Видно у Валеры иммунитет на такие штуки. Люси разозлилась. Так лихо взмахнула стаканом, будто хотела его запустить в эту соню. Пришлось отобрать.
- А его вообще реально разбудить? – поинтересовался я.
      Продавец снов зыркнула на меня:
- Вообще можно…
- Как? Время поджимает…
      Она сосредоточенно посмотрела на «коллегу».
- Есть один способ… авось, сработает.
      Она наклонилась к уху Валеры и как завопит:
- Лераааааа!!!
      Как ни странно, но это сработало. «Лера» вскочил, как ошпаренный.
- Где Лера? Какая Лера? – и принялся оглядываться. Не заметив никакой Леры, он хотел уже улечься обратно на коврик. Но Люси ему не дала ему это сделать – выдернула коврик прямо из под продавца времени. Надо отдать ему должное, Валера на пол не шлепнулся.
- Ну что еще? – лениво спросил он. – Я спать хочу…
- Работа для тебя есть! Вот, знакомься. Это Максим. – Она указала на меня.
      Часто моргая, на меня уставился продавец времени.
- И сколько часов тебе надо? – с места в карьер начал он.
- Точно не знаю. - Я замялся. Никогда не мог точно оценить время, особенно время, потраченное на рисование. – Мне бы картину дорисовать…
- Покажи, сколько успел. – Валера махнул головой. Люси к этому времени уже куда-то исчезла.
      Я провел его в комнату. Продавец времени сосредоточенно завис напротив недоделанной картины. Около минуты он что-то обдумывал. Потом, наконец, сказал:
- Навскидку могу сказать, что тебе понадобится часа три, как минимум. Даю тебе четыре свободных часа. 
Продавец времени вытащил из-за пазухи карманные часы. Хотя карманными я бы их не назвал. Они были размеров со средним будильником. Теоретически, их и на стену можно повесить.
      Зевая, Валера подцепил ногтем кнопку завода и перевел часы вперед. Я хотел было воскликнуть, что мне надо наоборот, но не успел – часы затикали. Только вот почему-то секундная стрелка пошла в обратную сторону. Я немного успокоился и, немного запоздало спросил о плате.
- Плата обычная. Все часы, которые я тебе предоставил, я буду спать. А ты ничем не затыкаешь уши и не будишь меня.
- Ладно. – Странная плата, но вроде ничего страшного.
      Продавец времени кивнул, плюхнулся на мою кровать и немедленно заснул. Стоять над душой мне не хотелось, и я сел рисовать. 
     Работа пошла очень быстро, я, наверное, даже в кабинете так не рисовал. Вот оно: дома и стены помогают. Я уже обрадовался, но тут раздался какой-то утробный звук. Я вздрогнул и чуть не сшиб банку с водой. Это прозвучал снова. Я обернулся на Валеру. Оказалось, так он храпит. Вот, значит, что означало то условие, про уши. Неужели мне так и слушать храп, пока время не закончится? Вот ужас-то.
     К счастью, Валера не часто заявлял о своем присутствии и по большей части просто посвистывал носом. Наконец, я сам чуть не заснул. Только мысль о сроке не давала мне совсем клевать носом.
      Когда продавец времени проснулся, я уже убирал краски и мыл кисти. Готовая картина мирно сохла рядом. Валера зевнул во всю ширину рта и потянулся. Заспанными глазами посмотрел на меня и спросил:
- Ну, как? Дорисовал?
- Ага, спасибо за время. – Про то, что он храпел, я умолчал.
- Отлично! Я, тогда, пошел. – Он довольно бодро вскочил.
      Я проводил его до двери, потом стал дожидаться, когда работа досохнет. Пока ждал, проверил часы на телефоне. Времени у меня было достаточно, чтобы перекусить и не спеша доехать. Собственно, так я и сделал.
      Добрался я даже быстрее куратора. Пришлось дожидаться ее под запертой дверью. Она была явно удивлена, увидев меня даже раньше назначенного срока:
- Максим? Ты рано.
      Я молча протянул картину, свернутую в рулон. Даром надо что-то еще говорить. Куратор развернула ее и удивилась. А потом призналась:
- Честно говоря, я не верила, что ты принесешь работу. В любом случае, ты молодец! 
   Попыталась взлохматить мне волосы. Или по голове погладить, точно не знаю. Она не дотянулась. К счастью. Не люблю всякого такого. Быстро распрощавшись, я ушел. Хотя и успел услышать очередное напоминание про выставку. 
      Дома я сразу завалился спать. Несмотря на то, что разбудили меня ближе к вечеру, я вымотался. В принципе, те «лишние» часы давали о себе знать. К тому же я здорово перенервничал с работой.

      Встречи в переходе

      Вчера я так переполошился с картиной, что извел большую часть своих красок. Придется сходить прикупить новых.
     К несчастью, красок в ближайшем магазине не было. Хотя, может и были, я постеснялся спрашивать, да и не хотелось. Я был не против проехаться до дальнего. Поехал на метро. Обычно я предпочитаю пешком, но сегодня я оставил наушники дома, так что хотелось как-то побыстрее. Не люблю слушать шум машин. И вот, спускаюсь в подземку. От нечего делать, рассматривал людей. Все такие деловые, изредка какая-нибудь веселая компашка подростков на соседнем эскалаторе проедет. Как только доехал до самого низа, сразу в глаза бросился какой-то студентик. Во весь голос призывал купить знания. Таким шепелявым голосом. Типичный ботаник: прыщи, скобки, круглые очки. Я даже и не думал, что столько стереотипов одновременно вмещается в одном человеке. На шее привешена бумажная табличка с надписью: «Продам знания». Наверняка шпаргалки пишет и продает. А мне казалось, мы бедно живем на стипендию. Этого продавца знаний никто не замечал, и все проходили мимо. Но этот субъект явно не унывающий. А может, это актер какой? Иначе мне не объяснить такой устоявшийся образ умника-разумника. Да, скорее всего я угадал. Наверное, учителя на театральном отделении такую практику придумали. Почему бы и нет? У нас выставки, а у них «работа в полях». Кстати, очень может быть. Пока я изображал детектива, уже прошел мимо студента. Похоже, не надо было так пристально на него смотреть.
- Пофтой! Это ты Макфым? – шепелявый ботаник увязался за мной. Я рад был поскорее уйти, но вот он сказал «волшебную» фразу:
- Я про тебя от Люфы флышал! 
      Пришлось остановиться. 
- И кто же ты?
      Ошарашенный ботаник на меня воззрился:
- Ну, ты фего? Я ведь подпифал! – он тыкнул пальцем в табличку на шее. Действительно, как я мог не обратить внимания на такое звание.
- И как тебя зовут?
- Анатолий! – он живо протянул руку. – Можно профто Толик.
- Максим, – назвал собственное имя тому, кто и так его знает. Еще и руку пожал, - а что ты продаешь и в каком виде?
- Знания продаю, ефли точнее возможнофть запомнить нужную тему очень быфтро. Вот только не долго дейфтвует. А даю такие мармеладки. – Показал бесформенные комочки – Эти для алгебры. Очень вкуфные.
- И как, популярно? – мне в это как-то до сих пор не верится.
- Когда феффии или экзамены – очень. Прямо ф руками отрывают. Профто фейчаф не фезон. Им вдохновение подавай. Тебе, кфтати, не надо? – Толик с надеждой уставился на меня. 
      Мне не хотелось огорчать его, заявляя мол, так и так мне бы тоже вдохновение не помешает.
- Не-не, спасибо, не требуется. Ладно, мне пора, пока.
- Пока! Передавай привет Люфи! – продавец знаний радостно замахал мне в след. А я поспешил сесть на поезд.
     К счастью, до магазина и в самом магазине я не встретил никого подозрительного. Быстро найдя все, что нужно, я расплатился и пошел домой. Чтобы на обратном пути не наткнуться на Толика, я решил немного покружить по метрополитену и выйти на соседней станции. Придется немного прогуляться до дома, ну да ладно. Благополучно дойдя до метро, я без приключений сел на поезд, проехал ветку с продавцом и вышел на следующей станции.
      По переходу шел парень примерно моего возраста, весь в черном. Руки в карманах, на голове капюшон. Странно, он как бы двигался навстречу потоку, но ни в кого не врезался. Я сначала подумал, что это гот какой-нибудь, но если припомнить, эта субкультура более ярко выражает тягу к мрачному стилю.
Но вот он задел проходящую мимо девушку плечом. Я решил, что он познакомиться с ней хочет или уже знаком. Девушка его узнала, испугалась и что-то спросила. Парень ей тихо ответил, а она со всех ног бросилась в противоположную сторону. А он посмотрел на меня. Секунду смотрел, другую. Я же просто смотрел на него, так сказать в ответную. Вдруг он направился ко мне. Или это моя больная фантазия разыгралась. Но двигался он точно на меня. Спокойно так, неторопливо пропускал всех идущих наперерез людей. Я решил не искушать судьбу новыми знакомствами и вскочил в ближайший вагон. Я уже не видел этого человека, да и навряд ли бы еще раз смог увидеть, по крайней мере, на этой станции и сегодня. Сразу же, как я вошел, поезд тронулся. 
     Когда вагон, в котором я ехал, поравнялся с моим преследователем, я видел, как ветром от поезда с него сдернуло капюшон. Он смотрел в мои глаза. Именно в мои, в этом я уже уверен. А потом исчез, где-то на станции, пока вагон со мной уезжал вперед. 
      Меня почему-то особенно испугали его глаза. Радужка такая бледная, что почти сливалась с белком. Наверное, линзы, вряд ли в природе существует такой белесый цвет глаз. По крайней мере, мне такое не встречалось. До сегодняшнего дня, конечно.
      Я так погрузился в свои мысли, что дошел до дома и не запомнил как. Вернее, не вспомнил позже. Как шел, где шел не знаю, отвлекся от мыслей только у двери в квартиру.
      В какой-то оторопи я сел рисовать. Очухался только когда уже набросал темный силуэт на ярко освещенной станции. По-моему, особенно удались глаза – такие же серовато-белесые. Думаю, что красками будет очень атмосферная картинка. Если я, конечно, решусь нарисовать такое.
      Босые ноги тихо шлепнули по полу за моей спиной.
- О, ты Адриана нарисовал? Очень похоже, молодец! – Люси подкралась незаметно. Я обернулся. Опять, она оказалась с другой стороны. Поворачивая голову к Люси пришлось поосторожничать. И правильно, мы чуть лбами не стукнулись. Она не обратила на это внимание. Продавец снов во всю рассматривала мой набросок.
      Значит, его зовут Адриан. Гм, надо запомнить, на всякий случай.
- Где ты его увидел? – Люси посмотрела мне в глаза. Я отодвинулся. Не сторонник я такого близкого контакта.
- В метро. А кто он?
      Продавец снов сконфузилась.
- Я ему пообещала не говорить. 
- Ты уже имя сказала, так что давай, колись. – Я продолжал настаивать.
      В конце концов, Люси сдалась. Хоть в чем-то пригодилась настырность.
- Ну ладно, скажу. Но если что, не я рассказала!
      Кажется, она уже готова потребовать с меня клятву о не разглашении.
- Он тоже продавец. У него не такой товар, что с руками отрывают, так что он редко появляется на людях. Минус в том, что никогда не знаешь, где он. И он из таких личностей, к которым лучше не попадаться. Так что берегись, Максимка, раз он тебя видел. – Закончила она уже шепотом, будто боялась, что нас кто-то подслушивает. Я помедлил, вдруг еще что-нибудь интересное скажет. Но нет, она молчала.
- А, ну… Спасибо за предупреждение, тогда. – Я неловко нарушил тишину. Люси будто глубоко задумалась, но сейчас же дернула головой, улыбнулась и сказала:
- Ага, ладно, мне пора, удачи! – и была такова. 
      Зачем только приходила? Не понятно. Хоть про Адриана теперь предупрежден.

       Продавец с манией величия и Проблемы в подворотне

     В торговом центре неподалеку устроили фестиваль десертов. Я решил побаловать себя сладеньким и наведаться туда. Народу там была прорва. Все ходили, что-то ковыряли чайными ложечками, облизывали, смеялись. Честно говоря, самих десертов видно не было – все загораживали люди. Кое-как протиснувшись к столикам, я схватил какую-то конфету на палочке. По привешенной к ней бумажке я узнал название – кейкпопс. Оказалось довольно вкусно. Пока я доедал и присматривался, меня оттеснили к огромному стулу. Вернее сказать, к креслу для небольшого великана. Я уже хотел снова нырнуть в толпу и раздобыть еще что-нибудь, как меня кто-то окликнул:
- Максимилиан!
      Похоже на мое имя, только поблагороднее прозвучало. Я огляделся. Меня мало кто мог так вычурно назвать, но даже знакомых лиц я вокруг не увидел. Наверное, почудилось. А нет, снова:
- Максимилиан! Максим!!! Я к тебе обращаюсь!
- А где же ты? – решил откликнуться я.
- Да тут я, тут наверху! 
       Мне в затылок что-то потыкали. Я обернулся. Оказалось, в кресле кто-то сидел. Этот кто-то ел тирамису и скипетром (им-то в меня и тыкали) поправлял корону на своей голове. Пока я рассматривал его, этот странный субъект доел десерт и протянул тарелочку с ложкой мне:
- Убери это куда-нибудь, будь любезен, я боюсь уронить.
      Не пререкаясь, я принял у венценосной особы тарелку и поставил на ближайший стол. А особа, удовлетворенно кивнув, достал откуда-то фарфоровую чашечку и начал элегантно пить чай. Я уже собирался спросить что-нибудь, к примеру, какой чай, но не успел.
- Так это ты значит Максимилиан? Люсьен хорошо о тебе отзывалась.
       Я немного ошалел.
- Какой Люсьен? Дебре из романа Дюма? Не знаком, извини.
- Не паясничай, - мне погрозили скипетром – я про приказчицу грез ночных говорю.
       Кажется, я начал понимать.
- А, ты про Люси, что ли?
      Как я понял по мимике, особе не угодил мой тон.
- Да, про нее. Я, можно так выразиться, ее старший брат. Или кузен. Впрочем, неважно. Главное, старший родственник.
- Ясно, и ты продавец… Царской власти, нет? 
    И почему я сказал «царская»? Цари ведь не в моде. Но мой собеседник горделиво привстал, насколько ему позволяло кресло, вытащил из под себя горностаевую мантию, набросил на одно плечо и гордо заявил:
- Нет, но ты был близок. Я заведую величием.
      Я кивнул. Стоило догадаться еще до горностаевого платка.
- Можешь называть меня сир.
- А как по имени, если не секрет?
- Мое имя Вольдемар.
      Ну ни фига себе. Вольдемар! И кто же ему имя-то такое выдумал. Бабушка или мама? Хотя еще имя Вольдемар смахивало на Волан-де-морта. Но парня я решил не огорчать неприятным сходством. А он самозабвенно продолжал.
- Знаешь, одна личность, мой тезка между прочим, как-то раз пригласил меня на чай, и с моей помощью победил в выборах. Все благодаря моей кампании…
      Я начал судорожно перебирать президентов с именем Вольдемар. Что-то никак не припомню никого даже близко похожего.
- О, Максик, привет!
      А вот Люси я теперь повсюду узнаю. Действительно, из толпы выскочила продавец снов, вся перемазанная мороженым. Я пригляделся: и сюда босиком пришлепала. 
- О, Вова, и ты тут! – она помахала рукой Вольдемару, радостно подпрыгивая. Но… Стоп, что? Вова? Если это уменьшительное от Владимира, то я все понял.
      Вова раздраженно цыкнул и мельком взглянув на меня, перегнулся через кресло вниз, к Люси.
- Милая моя Люсьен, - прошипел он, – прошу тебя, который раз заметь, при клиентах зови меня Вольдемаром, или хотя бы Володей! Но никак не Вовой! Это слишком просто.
- А Вольдемар слишком вычурно! – недовольно воскликнула Люси. – И раз ты так, то не называй меня Люсьен! Это же вообще мужское имя!
      Тем временем Володя пересмотрел интересы и, спрыгнув с кресла, увел куда-то Люси, кивнув мне на прощание. Из-за того, что с каждой секундой народу становилось все больше, мне не захотелось оставаться и толкаться там. Так что, прихватив рожок мороженного, я бодрым шагом пошел домой.
     Наверное, мороженое усыпило (или заморозило) мою бдительность. Я полностью забыл про Жуть-из-Подворотни. Печально, но я вспомнил об этом только в самой подворотне. Еще печальнее была потеря остатков десерта. Когда на меня шагнул Миша, я от неожиданности споткнулся и… добавил украшение ванильного цвета к одежде продавца кошмаров. Первой мыслю было выкрикнуть извинения и быстренько смотаться, но нет. Я остался там, бормоча извинения и протягивая ему салфетку. А Миша медленно, но верно приходил в ярость:
- Ты… Ты… Ты вообще понимаешь, что кинул мороженным в некроманта и чернокнижника, а?!!
- Из-звини, я не нарочно… - лепетал я. Все же видеть такую страхолюдину вблизи опасно для зрения. Может, еще не поздно убежать? Ага, уже представляю такую картинку: по улице бежит студент-художник, а за ним какое-то лихо размалеванное. Он что-то упомянул про чернокнижников? Воображение пририсовало, как он на бегу выуживает из кармана черный некрономикон и, спотыкаясь, но не сбавляя скорости, пытается прочитать какое-нибудь заклинание. То еще зрелище. Лично я чуть не расхохотался.
- Я тебя до тринадцатого поколения прокляну! Твоей душе на том свете покоя не будет!
     И как я умудрился под такой «аккомпанемент» придумать что-то комическое? Наверное, все из-за того, что образ некроманта Миши не сочетался с образом продавца кошмаров. Я попытался немного стабилизировать ситуацию:
- Ты не кипятись так, это легко отстирается… еще раз извини, честно, случайно так вышло.
      Жаль, но таланта к дипломатии у меня и в помине нет. Миша и не думал успокаиваться. Вместо этого он перечислял всевозможные мучительные смерти. Я попытался бочком выскользнуть из подворотни, но мои попытки быстро пресекли.
- Ты!!! – возопил чернокнижник и тыкнул в мою сторону пальцем с длинным и скрюченным ногтем.
      Ну да, я. Только тут все равно больше никого нет.
- Проклинаю тебя! Пусть теперь несчастье будет твоим спутником до тех пор, как не вымолишь ты у меня прощения! – он воздел руки к небу, нет, к потолку подворотни. Эхо раздавалось со всех сторон. Кажется, я начинаю понимать, почему он именно тут сидит.
- Ну, или пока не купишь у меня кошмар. – Добавил он чуть тише и посмотрел на меня.
- Так что, купишь, нет? Пара часов чистого ужаса или несчастье на каждом шагу? Да, и еще: плата наличными, без вариантов и в любом случае.
Ничего себе! Прозаично, однако. Как-то не внушает доверия.
- Нет, спасибо. Не люблю страшилки.
      Миша огорчился.
- Раз так! Тогда пусть моя кара настигнет тебя! – снова заорал продавец. Затем выхватил из кармана маленький темный шарик, бросил его себе под ноги с визгом:
- Трах-тибидох-тибидох!!!
      Шарик немедленно взорвался серым клубящимся дымом. За секунду он распространился по всей подворотне. Дым был такой едкий и вонючий, что я закашлялся. Пока я протирал глаза, Миша уже куда-то усвистал. Нельзя сказать, что это меня огорчило. В подобные проклятья я не верил, поэтому просто пошел домой. только немного жаль пропавшего мороженого.

      Удачливый продавец

      Сегодня у меня не день, а сборник неудач. 
Не заладилось с самого утра. Я собирался пойти в парк – там утром много интересных поз можно срисовать. Одна йога чего стоит. Но не смотря на все действия, которые может испортить только лимит времени, оставляли неприятный осадок. 
Хотя я никуда особенно не торопился, чай решил украсить мой джемпер пятном (очень смешно получилось: красный чай уж очень походил на кровь), а так как вампира-неряху вне Хэллоуина изображать мало кто хочет, пришлось переодеваться и стирать пятно. Позже, когда я успокоился с джемпером и остался в майке, и решил допить остатки чая, оказалось, что чай пролился и на стул. Понятно, что стало с моими чистыми штанами. Еще чуть позже стало ясно – это последние чистые брюки в доме. Кое-как заползя в старые джинсы, я решил не сдаваться и таки добраться до парка. Это у меня получилось относительно легко – джинсы «всего-то» не позволяли ногам сгибаться в коленях. Ах да, какой-то велосипедист решил пощекотать нервы и проехался по моей ноге, которую я вовремя не отдернул. Повезло, что не тяжелый велосипед с велосипедистом попались. 
      Наконец, я дошел до парка. «Не дай Бог окажется, что карандаш дома остался… Кровью ведь писать придется… или чаем» - думаю я, шаря по карманам. Но нет, карандаш вложен в блокнот. 
      Лучше всего рисовать издалека, чтобы не углубляться в детали. Я свернул на дорожку к пруду – там были каменные ступени к площадке у воды. Сегодня было подозрительно много скейтбордистов, причем явно новичков. Походило на мастер-класс, но вел его парень на роликах. Этот был самый активный. Покрикивал медлительным, давал советы, веселился. Сам пару раз заваливался в сторону, но ни разу не упал. 
      Помня об утренних несчастьях, я специально аккуратно обошел всех людей и следил, не поедет ли кто в мою сторону. Это меня и отвлекло. На первой же ступеньке моя нога скользнула в бок. Пока я смотрел на приближающиеся ступеньки, в моей голове пронеслись всевозможные итоги от падения: от смерти до легкого сотрясения мозга, переломов и синяков. Вдруг кто-то крепко вцепился в мой ворот и руку.
- Ловлю! – крикнул этот кто-то и оттащил меня на безопасное расстояние от ступеней. 
- Спасибо, выручил…- выдохнул я и посмотрел на спасителя. И немного обомлел. Меня словил давешний парень на роликах. Как только его ролики за мной не утянули? Надо мне тоже начать кататься на роликах, видно физика над роллерами не властвует. 
- Да не вопрос! – улыбнулся он в ответ, и добавил, уже серьезнее – Ну ты давай осторожней как-то будь, а то и в больницу легко загреметь.
- Я сам не знаю, как так вообще получилось. С вчерашнего вечера все пошло-поехало! – начал сказываться шок.- Когда тот театрал из подворотни порчей меня пугал.
      Тут я уже сбавил голос, а то бред получается. А вот роллер заинтересовался и, кажется, немного удивился:
- Из подворотни, говоришь? А него, случайно ногти не длинные были? Лицо не раскрашенное?
- Ты что, тоже из продавцов этих будешь? – почему-то я ляпнул именно это, не подумав, вдруг это тоже пострадавший. Или ценитель ужастиков. Парень расхохотался.
- А ты догадливый, как я погляжу! Да, я продавец удачи.
«Стоп, что?!»- я моргал, а продавец смеялся над произведенным эффектом. 
- Я наобум, честное слово…
- Бывает! Я – Константин, или просто Костя. 
      Который раз за последнее время я жму руку продавца каких-то неуловимых вещей?
- Максим. Слушай, а тот из подворотни и в правду может порчу накладывать? – решил поинтересоваться я.
- Миша-то? Да, говорят, что может. Сам себя некромантом называет. Вот на тебе он явно отыгрался. – Сказал так просто, будто некроманты в каждой подворотне штабелями бродят. А вот то, что меня прокляли, мне не улыбается.
- А это снять как-нибудь можно? Мне не хочется падать или чаем обливаться.
      Костя хохотнул и успокоил меня:
- Конечно, можно снять. Для этого тебе надо заключить сделку со мной.

      О смехе и о нравах

      Заключить сделку? От такой веселой личности это звучало не так жутко, как от некроманта из подворотни.
- Ну ладно. И какие у тебя расценки?
      Костя поморщился.
- Один случай из жизни, когда ты почувствовал себя счастливчиком. Именно случайность, без какого либо твоего влияния.
      Я призадумался. Все же не привычно рассказывать кому-то про себя, особенно делиться воспоминаниями. Но в счастливых случаях в принципе нет ничего личного, так что…
- Хмм… помню как-то раз зимой, когда еще учился в школе, я шел по улице, и в паре сантиметров от меня приземлилась здоровенная льдина с крыши. Считается?
      Костя задумчиво посмотрел на меня, потом вытянул руку в сторону и начал изучать свою ладонь, будто считывая информацию. 
- Ага-ага, да… сосулька с крыши лет пять назад… приземлилась слева от тебя, так?
      Я кивнул. Какие же у них каналы связи? Узнать достоверную информацию прошлых лет с руки! Интересно, это само так выходит или есть специальные курсы хиромантии?
- Я принял плату. Обмен – снятие порчи и легкая удача до конца дня. Давай пять. – Костя снова улыбнулся и протянул мне ту «волшебную» ладонь. Я по ней хлопнул. Общее ощущение и настрой как-то изменились. Теперь я особо не дергался по поводу катаний по своим ногам и вообще почувствовал себя более оптимистично, что ли.
- Спасибо!
- Не за что, это работа ведь. Кстати, ты рисуешь, да? – поинтересовался Костя.
- Да, а что?
- Просто… слушай, ты не мог бы меня нарисовать. – Увидев выражение моего лица, Костя замахал руками.- Нет-нет, я имею в виду только черты лица, если тебе не сложно, конечно. 
- Мне не сложно! – я согласился. Вообще, я никогда не любил просьбы нарисовать кого-то, еще со времен школы. До жути надоедают слова, типа: «Ну, нарисуй меня! Тебе же не сложно! Ты же художник!». Но продавец удачи так грустно на тот момент выглядел, что я не смог отказать ему. Кроме того, я ему обязан спасением от ступенек.
     Мы присели на тех же ступеньках, я достал блокнот и начал намечать. Костя уже не так улыбался и выглядел больше грустно, чем задорно. Вдруг он посмотрел вдаль, мимо меня и сказал:
- Знаешь, многие продавцы уже давно не видели собственного лица и себя в целом. 
      Я остановился. Как так? Сразу же спросил. Костя продолжил:
- Мы не отражаемся в зеркалах. Нас видят только в определенные жизненные ситуации. Или под настроение. И очень многие из нас подвержены влиянию нравов. Вот глянь-ка туда, - он указал в сторону скамеек на ближайшем берегу прудика. – видишь ту пьянку?
      Действительно, лавочки были заняты уже изрядно подвыпившей кучкой мужиков. Как и в компашке со скейтбордами на нашем берегу, там был заводила. Сидя на спинке скамейки, нога на ногу, размахивал руками, выплескивал пиво на соседей, ржал над своими же шуточками.
Костя вздохнул.
- Видишь того, на спинке скамьи? Это ведь продавец смеха. Так он изменился под влиянием толпы. А раньше, когда в моде еще были красивые манеры, куртуазная интеллигенция, он был другим. Тогда, к нему уважительно обращались – Алексей. Все звали его к себе. Он остроумно говорил, забавно рассказывал истории из своей жизни. Какая у него была литературная речь. А сейчас, он разгульный Леха, у которого три цензурных слова и то сленговые.
      Костя сгорбился. И тихо продолжал:
- Конечно, не он виноват. Да и я сам ничуть не лучше. Раньше, я вообще не выходил из-за игорного стола, подкидывал легкую удачу азартным. Сейчас я даже от подкидного шарахаюсь. Не хочу больше так.
      Я честно хотел бы его утешить, сказать, что все меняется, люди в том числе. Но не знаю как. Плохо мне удаются такие фразы. Так что мы оба притихли.
      Тем временем я закончил портрет. На мой взгляд, вышло похоже. Не могу сказать, что тютелька в тютельку, но…
- Вот. 
      Аккуратно вырвав листочек из блокнота, я протянул его продавцу.
- Правда? Вот спасибо? – Костя заметно обрадовался. И тут же сосредоточенно вгляделся в черты собственного лица.
      Я постарался ухватить общий характер, то, каким я его увидел. И, похоже, он остался доволен.
- Большое спасибо, Максим. Я, оказывается, такой красавчик? – сострил роллер. Мы оба рассмеялись.
- Ну ладно, мне пора! – он наклонился заново застегнуть ролики. – Труба зовет, и все в этом роде! Рад был знакомству, может, еще как-нибудь встретимся! – он махнул рукой.
- Ага, тогда давай до встречи! – пока я отвечал, Костя спиной вырулил на дорожку и укатил.
      Вот с таким продавцом я не против бы еще раз встретиться. Но надо и порисовать успеть. Как и обещал Костя, удача меня преследовала так же усердно, как до этого порча. Пока я сидел у пруда, люди, как подкупленные то проходили мимо, то останавливались. Некоторые садились прямо на траву или ограду газонов. Только и успевай приметить все интересное. На этой стороне все было отлично. Можно было еще пойти на другую сторону, но я отказался от этой затеи. Слишком уж грустно стало от воспоминании о «Лехе». Поэтому я направился к дому. Когда проходил мимо подворотни, оттуда высунулась моська заспанного некроманта. Улыбка до ушей. Надеялся, видно, что я прибегу с прощениями. Увидел меня – протер глаза, мол, как так, идет радостный, даже гипса нет. Я даже рукой помахал. Миша прорычал что-то вроде: «Ну, погоди, еще расквитаюсь с тобой!» и нырнул обратно в сумрак. Я рассмеялся. Веселый, я зашел в квартиру, перекусил и решил закрепить успех. Усевшись в комнате, я достал бумагу, наметил на листе парк и гуляющих людей.

      Продавец конца

     Закончил рисовать я довольно поздно. Вроде получилось неплохо. Я не знал, истек ли срок удачливости или нет. Пора бы и спать ложиться. Но сначала подышу свежим воздухом. Я вышел на балкон и оставил дверь в комнату на распашку, пусть проветрится. Пару секунд я стоял прикрыв глаза и принюхивался к ночному воздуху. Как вдруг с боку раздался тихий шорох. Кто-то уселся на перила балкона. Наверняка продавец снов. Уверенный в ответе «да», я окликнул ее:
- Люси? Привет!
- Я не Люси. - Поспешил проинформировать меня тихий шепот. Мужской, и явно мне не знакомый. Распахнув глаза, я поспешно обернулся и вздрогнул. На перилах был тот, кого я никак не ожидал увидеть. Передо мной сидел Адриан.
- Разве я вообще похож на девушку? – спокойно поинтересовался он.
- Честно говоря, нет. Совсем. 
      И как только я умудрялся еще и отвечать ему. Адриан скучающе вздохнул.
- Я думал, что твоя реакция будет немного другой.
Да, сам в шоке, какой я дерзкий.
- Думал, испугаешься там, например, или в обморок хлопнешься…
      Вот спасибо! Не думал, что произвожу вид слабохарактерной и нервной барышни.
- А почему ты вдруг появился? Чаю хочешь со мной попить?
      М-да, юмор – это единственное, что пока спасает мой мозг от отключки. Хотя, в любом случае жутковато будет очухаться и увидеть над собой этого типа.
- Не-ет, хоть чай я и люблю, тебе со мной точно его не пить. – Адриан рассмеялся. А я удерживался от вопроса: «Категорически, или в следующей жизни?».
- Не знал, что ты веришь в переселение душ. Не надо глаза так выпучивать, я мысли не читаю. У тебя все на лице написано.
      Как и подметил Адриан, я вытаращенными глазами смотрел на него. А потом ухватился за упомянутую часть тела.
- И все же, зачем ты пришел? – Я решил идти до конца. Все же интуиция орала мне, что ничем хорошим для меня эта встреча не закончится. Я знал, что Адриан продавец, но я не знал чего. И общее ощущение от него было другим. Я воспринимал его иначе чем, скажем, Костю или Люси. Да и все остальные казались мне веселыми чудаками, с которыми можно поболтать или весело провести время. Если Миша из подворотни пугал прохожих кричащим костюмом и жутким гримом, то человеку рядом со мной все это было просто ни к чему. Адриана я как-то подсознательно боялся.
      Адриан посерьезнел.
- Я ко всем всегда прихожу. Каждый увидит меня в конце.
      Меня зацепило слово «конец».
- Ты продавец смерти, что ли? – нервно усмехнулся я. На это мне ответили философской цитатой:
- Смерть не имеет к нам никакого отношения: пока мы живем - ее нет, а когда придет она – мы уже будем мертвы. 
      Несмотря на теплую погоду, мне резко стало холодно. Я забыл, чья это цитата, но помню, что где-то уже ее читал. А мой собеседник продолжал, как ни в чем ни бывало:
- И нет, смертью я не торгую. Никто не продаст тебе то, что ты можешь сам получить, хотя бы прыгнув туда. – Он лениво указал на асфальт внизу. – Знаешь, чем я отличаюсь от остальных продавцов?
      Я покачал головой.
- Я сам выбираю, к кому приходить. Меня невозможно призвать, как остальных. В этом мое отличие. – Он спрыгнул с перил, на которых покачивался до недавнего времени, и стал наступать на меня. Навряд ли с радужными намерениями. Я потихоньку отступал назад, в комнату. Может, успею закрыть его на балконе. Что потом делать, я не думал. А пока стоит попытаться отвлечь его.
- Так что же ты все-таки продаешь, Адриан? – впервые я решился назвать его по имени.
- О, знаешь мое имя… Похвально, наверное. Я продаю умиротворение и покой.
- Фу-у-ух! – я громогласно выдохнул и облокотился о стену. – А я идиот, уже напридумывал себе невесть чего, ужасов всяких.
      Я был готов съехать по стенке, истерически смеясь. Адриан стоял рядом и посмеивался, видно шутка удалась. 
- А плата – твоя жизнь. – Добавил продавец. Мы оба уже были в комнате. Я упустил свой шанс.
      Рано я обрадовался. Вот я действительно идиот. Успокоился, а ведь зря. Но, он мне своего умиротворения насильно не всучит, я надеюсь?
- Как я и говорил ранее, я прихожу в конце ко всем.
      Что делать? Мне уже пятиться не куда… Нечем даже защищаться. Сам себя в угол загнал.
- Но разве насильно можно что-то продать?
- Пойми, ты не решаешь, брать у меня товар или нет. Это моя фишка, решать за тебя в данной ситуации.
      Я попытался еще что-то пискнуть. Адриан нетерпеливо взмахнул руками:
- Поздно! Твое время кончилось. - Он схватил меня за плечо и заглянул в глаза. Я увидел его белесые глаза во всех подробностях.
      Стыдно сказать, но я зажмурился.

      Сон ли это был?

      Меня накрыло чем-то плотным и теплым. И уложили на обе лопатки к тому же. Я вертелся из стороны в сторону и, в итоге, свалился на пол. Хм, странно, где я был до этого? 
    Когда мне удалось скинуть это «что-то» с головы, оказалось, что… я проявил недюжинную храбрость. Сражаясь с одеялом. И упал я с кровати. Все происходящее на самом деле оказалось сном. После такого пробуждения поневоле задумаешься, а все остальное? Было ли оно правдой?
      Я вскочил с пола и, путаясь в одеяле, подошел к столу. Если все было правдой, пускай, пусть Адриан был сном, у меня должны были остаться вчерашние наброски. Они ведь остались? Хотя бы эскиз с Адрианом?
     Я перерыл весь стол. Заполз под него, но так ничего и не нашел. Неужели все это оказалось сном? Как так? Я ведь был уверен в реальности всего происходящего со мной за последние дни.
      Уже успокоившись, я вышел на балкон и посмотрел в сторону подъезда с некромантом. Логично, что там никого не было – утро ведь. Но почему-то вместо привычного сумрака, там теперь ярко светит лампочка, прицепленная где-то наверху.
      Оставалось последнее, что могло бы хоть как-то доказать все события. Ну, или хотя бы частично подтвердить. Я набрал номер куратора. Откликнулась она не скоро:
- Максим? Ты чего так рано? Что-то случилось? 
      Ха, тогда мне хотелось спать, а теперь будто отыгрываюсь.
- Нет-нет, все в порядке. Просто я очень хочу кое-что узнать по поводу своей работы.
- Которой работы? – Удивленно прозвучало из трубки.
      Странно, что она первым делом не вспомнила про последнюю работу.
- Которую я принес пару дней назад, в восемь часов вечера.
- Ээ… Ты ничего не приносил. У тебя все было доделано еще в учебное время.
      Как так? Амнезия? Провалы в памяти? Только у кого?
- А как же то время, пока я болел? Я ведь болел около месяца назад! – Я продолжал допытываться, хотя сам уже знал ответ.
- У тебя точно все нормально, Максим? Ты в этом году еще ни разу не пропускал занятия по болезни, это я точно помню. – Как-то она уже напряглась, судя по голосу. Надо бы закругляться.
- Все нормально, извините за ранний звонок. – Тихо ответил я.
- Да ладно. Кстати, не забудь про выставку. 
      Я кивнул, хотя меня никто и не видел и бросил трубку. Наверное, вышло не вежливо, но меня сейчас отнюдь не это беспокоит. А я-то считал себя вполне адекватным человеком, и что же? Хотя Собственно, с чего это я решил в чем-то убеждать себя? Не имеет смысла, логично? Вполне логично. В конечном счете, это просто сон.
      Этим я и убедил себя.

      ***

     В конце концов, я практически полностью забыл тот сон. Уже не могу точно описать внешность тех, кого встретил, не мог назвать ничьего имени. Ну, почти. Я помню имя последнего, кого видел. Ведь именно из-за него я проснулся, из-за Адриана. Если бы я продолжил спать и видеть этот самый сон, то я бы узнал и других продавцов. Наверняка их было больше. С чего только меня это интересует.
    Странно, но я частенько просыпался в холодном поту или оказывался на полу вместо кровати. Я снова и снова видел белесые глаза, узкие зрачки и руку, пытающуюся меня схватить. Это просто не давало мне покоя. Хотя я и сам понимаю, что это уже клиника. Впрочем, лучше не зацикливаться на подобной чепухе.

      Через пару недель устроили выставку нашего курса. Развесили плакаты, приглашали всех подряд. Чуть ли не с листовками начали ходить и зазывать.
      В день выставки народу пришло довольно много. Так, что в итоге рекламная акция сделала свое дело. Могу точно сказать, что все мои знакомые с курса постарались на славу. Четкая деталировка, сюжетность зашкаливает. Все, как на подбор, стоят около своих картин и готовы в любой момент истолковать собственную идею или задумку. Я предпочел не стоять впритык к картинам, а прохаживаться вдоль. Так что сразу и не поймешь, что я – автор. Уж лучше буду сам смотреть на них и думать, что все-таки меня сподвигло на подобную тему.
      Я постарался максимально передать мечтательность происходящего, но в то же время у меня изображена повседневность. Я не стремился к истории для каждой композиции, просто постарался передать то, что может поджидать нас на каждом углу.
На первой картине я изобразил веселую девочку со светлыми волосами в мелкую кудряшку. Подпрыгивая на одном месте, она размахивает бумажным пакетиком, из которого высыпается песок самых разных цветов. И почти сразу же разлетается по ветру, оседая на прохожих и продолжая также ярко поблескивать.
      Следом картина, навевающая сон всем своим видом. Небольшой скверик, вокруг дома, а на скамейке прикорнул парень. Темные волосы взлохмачены, будто корова лизнула, рот приоткрыт, кажется, что сейчас захрапит. Одна рука вместо подушки лежит под головой, другая свешивается со скамейки и в ней же зажата цепочка карманных часов. Сами часы висят почти у самой земли. Все, кто проходят мимо него, невольно замедляются, хотя на парня внимания не обращают.
      Пожалуй, это отличительная черта практически всех моих работ. Только на двух главные персонажи замечены и активно взаимодействуют с людьми. И оба они в парке.
      На одной, рыжий роллер балансирует на перилах моста. Попутно объясняет что-то нескольким прохожим со скейтбордами. Улыбка на лице, веснушки на носу. Одна нога в роликовых коньках на перилах, вторая в воздухе. Парень немного кренится в сторону, но не обращает на это внимания.
Вот в парке на скамейке сидит пьяная компашка. Заводила сидит с боку, на спинке скамьи. Он как бы и с ними и одновременно отдельно. Размахивает банкой, рассказывая что-то смешное, одной рукой лохматит русый хохолок у себя на затылке. Рот растянут в улыбке, но глаза грустные и задумчивые, будто не в восторге от самого себя.
    На самой смешной картине изображен щуплый молодой человек с короной на голове и горностаевой мантии. Он сидит за столиком в уличном кафе. Помешивает скипетром чай и презрительно смотрит на прохожих. Светлые волосы с рыжинкой тщательно завиты в кудри. Вот только одна бигуди над ухом осталась, и весь жеманный вид уже вызывает смех.
   Еще многие смеются при виде соседней работы: темная подворотня и раскрашенное лицо, высовывающееся оттуда. Бордовый балахон таинственно поблескивает в полутьме. И рука с кривыми ногтями манит тебя, мол, заходи в гости. Вот только выражение лица до комичности хитрое и коварное не позволяет испугаться. 
    На предпоследней картине подземный переход. Стоит очкастый студентик в клетчатой рубашке. Занюханный ботаник, иначе не назовешь. Изображен в порыве заикания. Тянет руку в сторону, то ли речь читает, то ли пытается тормознуть кого-нибудь. Другую руку держит горсточкой, а в ней неаппетитные мармеладки. По крайней мере, я понадеялся, что другие тоже увидят в этом мармеладки, а не что похуже.
Больше всего я доволен своей последней работой. Все, кто проходили мимо нее и хотя бы мельком видели – отшатывались в испуге, но потом оставались рассмотреть получше.
    Я нарисовал станцию метро. Пожалуй, эта работа бьет все рекорды по массовости прохожих на ней. Нарисованы все нечетко, немного смазано. Специально, что бы фигура, которую они призваны загородить, четко выделялась темным обрисованным силуэтом. Одной рукой этот парень приподнимает капюшон. Из под него выглядывает хитрая усмешка и сверкают белесо-серые глаза. Другой рукой он тянется прямо к тебе. Не удивительно, что все отшатываются. Но что-то цепляет в его глазах и все останавливаются. Как, впрочем, и я. За чем-то я остановился напротив и уставился в собственную картину так, будто в первый раз увидел. Не волновало меня то, что другие, возможно, тоже хотят посмотреть. Я опять задумался о реальности того, что помнил. Хотя нет. Я уже просто вспоминал свой забавный сон. Ну да ладно, вдохновение пришло ко мне в виде сна, и этому, в сущности, надо радоваться. И не стоит так напряженно раздумывать над своей же работой. Это пусть делают другие. И все же мне не хотелось отходить. Медленно отвернувшись, я отправился посмотреть и на других знакомых, которые в этот момент счастливо улыбаются от обилия внимания. Но я даже пару метров не успел отойти, как меня остановил громкий возглас за спиной:
- Ух ты!!!
       Я обернулся немного удивленный. Остальные посетители не так бурно и громко выражали восторг. Похоже, попалось исключение. Какая-то белобрысая девчонка подскочила к моей последней работе и чуть ли не носом начала по ней водить, будто пытаясь рассмотреть каждый мазок. Я уже собирался подойти и немного «похвастаться» авторством, но застыл в немом шоке. 
       Девочка тем временем обернулась в мою сторону, улыбнулась мне и обратилась к кому-то рядом со мной:
- А у Максима все очень похоже получились! Да, Адриан?