Быть мужчиной

Хочу поделиться с вами своими наблюдениями и выводами. Как я и говорил на сессиях, я стал более откровенный и открытый в общении с родными. В начале этой недели  говорил с мамой. Она спросила меня, как обстоят дела с девушкой, она имела в виду Викторию (здесь и далее все имена изменены – прим.автора). Еще раньше я рассказывал о ней в общих чертах. Я ответил что, знаешь – все нормально,  в общем, но периодически я сам себя веду так,  что многие девушки обижаются на меня и не принимают мое поведение. Вот вчера мы начали разговор, и она говорит, что подумала об этом, и понимает, как я себя веду. И рассказывает примеры из своей личной жизни с отцом. Она сказала, что я, видимо, скопировал отношение отца к матери. Вот один из примеров: мне было 3-4 года, мы жили на Дальнем Востоке России, я там родился.  Каждое воскресенье мы выходили семьей гулять,  матери было 25-27 лет. Вот в один из таких дней она вышла босиком во двор дома, где мы проживали, и вымазала пятки в землю. Когда пришел отец, как обычно торопясь, он начал ее подгонять, она собрала детей (нас с сестрой, причем, говорит, что он ей никогда не помогал нас одевать, а ей всегда этого хотелось) и, забыв вымыть пятки, надела туфли на грязные ноги. Это увидел папа и, говорит, он ей сделал замечание таким образом, что она потеряла дар речи – не применяя оскорблений, но указав как-то на этот факт так, что мать почувствовала себя униженной, как будто она самая неряшливая на свете. Ей было до того обидно, что она оцепенела. Вообще, это один из примеров, но вы все понимаете. Отец подполковник пограничных войск.

Говорит, что, так как они были далеко от дома, маме деваться было некуда и, конечно, она терпела. Много плакала и терпела. Потом приспособилась.  Еще она сказала, что ей казалось в эти года,  что он относился к ней как к рядовому солдату (командовал  и не приемлил возражений, как положено в среде строй иерархии и подчинения). Но, она добавляет, что он, в целом, очень хороший человек, очень любил нас (детей), никогда слова плохого не говорил и всегда защищал от чужих. Но был в отношениях с мамой высокомерен и не терпел возражений, от этого мама себя чувствовала забитой серой мышкой при «красавце полковнике». Она чувствовала, что он на нее давит и подавляет. Она говорила, что, конечно, именно словесная и эмоциональная  подача  унижала – если бы он сказал это замечание по-доброму и с любовью, все было бы по-другому. Как я понимаю, и мы это уже обсуждали - он самореализовывался за счет слабой женщины.

Я сразу понял, о чем она: я перенял этот способ взаимодействия с женщинами и с миром. Я примерно сам так делал всегда с девушками.  Виктория вот тоже несколько раз говорила о том, что я властный и сильно давлю на нее. Оксана это говорила, да и все девушки, которых я рассматривал, как своих. Я теперь понимаю, как работает этот сценарий. Я сам веду себя высокомерно и считаю, что другие люди должны подчиняться мне; мое положение и статус изначально  должны быть выше, уважение и отношение должны быть сами собой разумеющиеся.  Я, ни с того,  ни с сего, требую от всех людей подчиненного к себе положения, я сразу их ставлю в такие рамки и, соответственно, себя веду, как «генерал-лейтенант».  Впрочем, мне запомнилось, как соседи в детстве меня называли маленького – «генерал растет», -  мол, я деловой,  и мне это нравилось. 

Так, вот еще: в среде военных  нет места для чувств, и так же я их не проявлял или стесняюсь проявлять, считая это слабостью и падением.  Я считаю, что если я подчинюсь и опущусь до чувств, то стану зависимым и слабым. Страх зависимости – рабское мышление, умение подчиняться – признак аристократии. Вот так и вышло на работе сейчас, я сразу зашел в бизнес к другу, как генерал, не понимая в этом ничего, и потрепал самого друга и коллектив, вот он  и защитился, а от меня все отвернулись. Закономерно надо признать…

Что касается женщин и отношений к ним, я, наверное, воспринимаю мужество и проявление силы, как жесткость (не жестокость). Я считаю, что женщина должна мне подчиняться, и, тем самым, я самореализовываюсь за ее счет. Чем больше мне нравится девушка, тем яростнее я делаю замечания, проявляю холодность и бью по ее нежности и беспомощности, по ее отношению ко мне, стараясь удерживать дистанцию и делая из девушки закаленного солдата!!!  И конечно еще тут есть контроль: любить девушку я воспринимаю, как нежелание потерять ее, а чтобы не потерять, надо подавить и контролировать. Я пытаюсь влиять, влиять, влиять на других, как будто это единственный способ достижения отношений и результатов.  Так я  проявляю силу и отождествляю ее с мужеством – это все разрушительно. Еще такое: видимо, когда девушка в меня влюблена настолько, что я думаю, что она никуда не денется, проявляются какие-то элементы садизма и властности, но в этот же момент я этого пугаюсь. Я признаю  и это неприятно. Власть, власть, власть над людьми. Никто этого не будет терпеть…

Кстати, еще момент: возможно, тут все взаимосвязано, но в детстве я периодически ловил кошку и долго удерживал ее, не давая ей шевелиться (и помню, что мне это нравилось). Повелевать и решать  за чужие жизни и судьбы. Откуда и зачем мне это надо на самом деле, я не понимаю. Мне этого не надо. Девушки не могут это терпеть, особенно, красивые, которые привыкли, что они в отношениях – первая фигура, и вокруг них все происходит. Девушка ожидает совсем другого отношения. Да и вообще это справедливо – почему кто-то должен терпеть унижения, незаслуженные…

Мама сказала, что ей говорила  бабушка (ее мать), что  таким же жестким в семье был мой дед, по отцу, и прадед по отцу. Я ярко помню: мне 12-13 лет, отец, в который раз, пьяный, морально третирует мать и изводит все нервы своими разговорами, упреками, криками. Я ощущаю свою низость и посредственность и падаю вместе с отцом. Мне стыдно за него. Я его глубоко ненавижу. Вот я иду по коридору, мы встречаемся, он, по инерции, пьяный, хочется погладить меня по голове, по-отцовски, я отбиваю его руку, осуждая и «желая его избить до полусмерти», и я дерзко ищу его взгляда, готовый драться с ним. И вот, я помню его глаза, его зрачки сужены, он потерян и растерян от самого себя, виновато смотрит  глазами маленького забитого зверька. И вот тут я понимаю, что он ощущает себя пустым местом и ничего не значит, и это мой отец. Что же делать с этим, я сам теряюсь.

Вот именно так я себя чувствую, когда иду «проситься» после того, как все разрушил. И люди меня воспринимают, как… да никак они меня не воспринимают, все разочарованы и отвергают меня. Тогда я его осуждал и отверг (открестился) и был готов бить! Теперь – искренне его жалею. Я прощаю его полностью и прошу прощения у него, в своих мыслях протягиваю ему руку помощи и обнимаю его, и говорю искренне, что люблю его (когда это писал, я разрыдался). Он попал в тяжелую ситуацию, он был в моральном тупике, выпивал. Я ему помогу подняться, я его принимаю,  я им горжусь, ведь он – мой отец. Это моя кровь и моя сила, он мой родной,  и своими делами в жизни, я буду защищать и поднимать его и свое имя. Своей любовью и принятием, и деда и прадеда.

Вот, получается сценарий: проявляю высокомерие, властвование, унижая бессознательно других, тешась свои превосходством над ними,  и потом резко все это оборачивается комом против меня, который я не в силах нести.  Обратная сторона. Работает обратная сторона – я ощущаю чувство вины, униженность, слабость, беспомощность, и начинаю «проситься», сожалея о том, что я наделал, и желая исправить (выпросить). И приходит тяжелый период  восстановления, и так до новой ситуации.

Вот лучше так изначально не делать, не делать этого,  не надо так обращаться с миром и с окружающими вообще.

А что делать? Быть мужчиной.

Быть мужчиной –  значит быть в ресурсном состоянии, несмотря на то, что происходит вокруг, в любых ситуациях: решительно действовать, быть собранным и цельным,  даже если все на волоске, доверять самому себе, ценить и благодарить себя, помогать своим близким и нуждающимся  в помощи, генерировать идеи и воплощать их в жизни, не терять расположение духа, из проблем создавать удивительные и превосходные возможности, обладать инициативой, юморить с окружающими, поддерживать и вдохновлять людей, быть подлинно  самодостаточным и независимым, знать чего хочешь, уметь терпеливо ждать и трудиться, создавать благополучие. Изучать и учиться. Быть жизнерадостным в бытовых ситуациях, уметь наслаждаться жизнью в рутинной текучке, создавать атмосферу праздника из рутины и серости. Быть мужчиной – это означает не искать признания людей и не требовать к себе внимания. Быть мужчиной –  означает уметь уступать,  и уметь быть «вторым», периодически. Быть мужчиной –  означает признавать свои ошибки.  Быть мужчиной – означает быть опорой для своих близких, быть источником жизни.

С женщинами быть благородным и вежливым, тактичным и любящим, заботливым и честным, говорить о своих чувствах, делать комплименты, поддерживать и хвалить по заслугам. Быть мужчиной – значит ценить свою  женщину и защищать женственность. Понимая, что я сильнее, общаться и говорить с женщинами просто и на равных, отдавая ей свое уважение, потому что она другая и она женщина. Делать то, о чем она просит, уметь подчиняться ей, по-хорошему давать ей ощущать ее значимость и влияние над собой. Быть мужчиной – значит слышать женщину, любить ее, баловать, не замечать ее капризы, уметь относится к отказам и обидам, не бухтеть. Дарить ей подарки, удивлять, радовать и веселить. Любить и радоваться своим детям, заботится о них и помогать. Все это - означает Быть Мужчиной. Такая жизнь мужская.

 Это круто. Это авангард.  Это Аристократичность.  От греческого Аристос - «лучший».

________________

Александр


Оставьте заявку на бесплатную установочную сессию
Спасибо!
Ваше сообщение отправлено, в ближайшее время мы свяжемся с Вами для уточнения всех деталей.
Спасибо!
Ваше сообщение отправлено, в ближайшее время мы свяжемся с Вами для уточнения всех деталей.
Спасибо!
Ваше сообщение отправлено, в ближайшее время мы свяжемся с Вами для уточнения всех деталей.
Спасибо!
Ваше сообщение отправлено, в ближайшее время мы свяжемся с Вами для уточнения всех деталей.
Заказать обратный звонок
Выберите удобное для Вас время