Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
æ ä ð
Звоните и пишите |
+7 926 672 45 95 (Москва)
(495) 128-93-48 (Москва)
(812) 602-76-38 (С.-Петербург)
Skype: damian.synaysky
E-mail: DamianSynaysky@gmail.com

ДНЕВНИКИ Жизни и Любви. Главы 8-10

Глава 8

15 января 1963
В нашей группе траур. Витька погиб. Проходил мимо железной дороги. Видит, а там девочка выбежала на линию и упала. А там электричка. Ну, он ее успел вытолкнуть, а сам…Я видел, как рыдала его мать и тоже заплакал.

28 марта 1963
Уже набухают почки. ЛЮБОВЬ В ЖИЗНИ МОЖЕТ БЫТЬ ЛИШЬ РАЗ, ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ - СТРАХ ПЕРЕД ОДИНОЧЕСТВОМ...

21 мая 1963
Сегодня узнал, что Пароху, Козла и Галку посадили. Да, наш групповой грабеж обошелся боком. 23 человека посадили. Я был участником этих грабежей и только полмесяца не ходил с ними. Меня и не тронули. Да, жизнь не прощает ошибок. Судьба мне улыбнулась. Что будет дальше?

4 июля 1963
Ходили загорать - я, Сашка, Ленка и Линка. Девчонки пошли купаться. Вот Сашка мне и говорит: «Займись Линкой, а то она одна». А я в ответ: «Занимайся сам, если хочешь. – «Но у меня, -говорит, - Ленка на шее, куда мне еще и Линку». Я и сказал: «А ты возьми себе Линку, а Ленку отдай мне». Сашка посмотрел на меня и сказал: «Вот когда я получу от Ленки все, что хочу получить, тогда и отдам ее тебе». Ох, как мне захотелось врезать ему по роже…

6 июля 1963
Я иногда сравниваю Лариску и Ленку. И мне начинает казаться, что Лариска лучше. Она более стеснительная и гордая, чем Ленка, еще ребенок, которому море по колено. С ней нельзя говорить серьезно, она все переводит на смех. Но это пройдет, и она будет мировой девчонкой, а главное, самостоятельной, как Ленка.

Не потому ли, что без принужденья
Одну тебя я горячо любил,
Тебе отдал я сердце во владенье
В обмен на твой чистосердечный пыл.
Что от тебя я скрыл? Какую тайну?
Быть может, что-то отнял у тебя?
Иль, может, что-то утаил случайно?
Нет, без остатка отдал все, любя.
Любовь и дружба глубоки, как море.
Нам в жизни хватит счастья на двоих.
Они прогонят все сомненья вскоре,
Осушат слезы на глазах твоих.

20 августа 1963
Как же мне нужна Ленка. Если ее хотя бы день не увижу, ничего не могу делать. Я теперь как лампочка, которая горит, пока поступает электричество, а потом гаснет.

22 августа 1963
Сегодня сказал Сашке, как сильно я люблю Ленку, и попросил не доводить ее до слез.

26 августа 1963
Сегодня поругался с предками, и они решили меня отделить. Теперь я буду питаться один и одеваться сам.

Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот — и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.
Ах! какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.
Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.
Дар поэта — ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.
Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились —
Значит, ангелы жили в ней.
Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной,-
Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

4 сентября 1963
Сегодня в парке получилось, что я остался с Ленкой наедине. Я решил не ждать и действовать напрямик и сказал: «Ленка, я тебя люблю и притом давно. И я бы хотел узнать твое отношение ко мне». А она, вместо того, чтобы ответить, криво усмехнулась. Да, дорого мне обошлась ее улыбка. После ее ехидной и презрительной улыбки, у меня все желание пропало с ней разговаривать. В этот момент она стала мне противна. Эта гадкая девчонка осмеяла мои чувства. Если она еще раз так оскорбит меня, я ее больше не прощу. У меня все-таки есть своя гордость. А тут еще за мной стала по пятам ходить Аленка, надо будет от нее как-нибудь отделаться.

8 сентября 1963
Сегодня встретил в парке Галину. Она все хотела у меня узнать, нравится ли она мне. Я сказал ей правду, что мне нравится другая. Она заплакала и ушла. Но ведь я вправду люблю Ленку уже 2 года и за это время еще не узнал, нравлюсь ли я ей. Но ничего, я живу надеждами.

9 сентября 1963
Сегодня с друзьями ходили в кино. Там ко мне пристала Верка и постоянно просила ее поцеловать. В конце сеанса я удовлетворил ее просьбу. Но как только вышли из кинотеатра, я решил покончить с ней навсегда. Блядица она.

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно… потому что весело тебе.

(P.S. В тексте рукописей использованы стихотворения: «Амине. В минуты обиды», 1937г, Муса Джалиль, перевод В.Звягинцевой;  «Мне осталась одна забава…», 1923г, Сергей Есенин;  «Отчего», М.Ю.Лермонтов.)

Глава 9 

15 сентября 1963
Воскресенье. Сегодня у меня отличное настроение. Но все испортила Галка. Она сказала, что у Ленки есть парень. Сашка мне об этом тоже говорил. Что после него она себе завела. Меня это, конечно, очень взволновало. Но это еще не значит, что я от нее отстану. Нет! Я еще сильнее захотел с ней поговорить Я это скоро сделаю.

17 сентября 1963
Вторник. Я решил сходить к Ленке. Она была одна. И слово за слово, я сказал ей, что люблю ее и хочу знать ее мнение. И вот тут произошло то, чего я больше всего боялся. Она сказала «нет»… На какую-то долю секунды я растерялся. Стоял, как пораженный молнией. Но это было лишь мгновение. После этого у меня вспыхнула ярость и презренье к этой дешевой девчонке, для которой я готов был сделать все, что она ни пожелала. Я не мог больше с ней говорить. И бросил ей в лицо все, что у меня накипело за эти годы ожиданий и мучений. Вышел от нее. Я отправился в парк, хотелось побыть одному. И вот сейчас, сидя за своим дневником, я вспоминаю ее, стоящую у стола, ее надменную ехидную улыбку. Тот презрительный взгляд… И мне делается, ой как обидно, до слез, что мне так платят за любовь. Вспоминаю себя, стоящего около нее. В это момент у меня за всю короткую мою жизнь, заговорила мужская гордость. Да, гордость человека, у которого тоже есть право на жизнь и любовь. И это право у меня отняли. Теперь, вот увидит - я не скажу ей ни разу, что я ее люблю. Даже не намекну. Ведь она оскорбила меня, мою любовь к ней, которой я гордился столько лет. Этого я не забуду никогда, до конца жизни, я имею на это право.

20 сентября 1963
Пятница. Прошло 2 дня, я стараюсь забыть Ленку, но мне очень трудно, я не знаю, что со мной происходит, мне мучительно больно на душе, плакать, кричать хочется. Ведь я люблю ее три года. Я не смогу больше ходить с друзьями из-за нее. Хочется уехать из Ленинграда куда подальше на год, на два, просто жутко, как плохо делается когда ее вижу.

Склонись ко мне, красавец молодой!
Как ты стыдлив! — ужели в первый раз
Грудь женскую ласкаешь ты рукой?
В моих объятьях вот уж целый час
Лежишь — а страха всё не превозмог...
Не лучше ли у сердца, чем у ног?
Дай мне одну минуту в жизнь свою...
Что злато? — я тебя люблю, люблю!..
Ты так хорош! — бывало, жду, когда
Настанет вечер, сяду у окна...
И мимо ты идешь, бывало, да, —
Ты помнишь? — Серебристая луна,
Как ангел средь отверженных, меж туч
Блуждала, на тебя кидая луч,
И я гордилась тем, что наконец
Соперница моя небес жилец.
Печать презренья на моем челе,
Но справедлив ли мира приговор?
Что добродетель, если на земле
Проступок не бесчестье — но позор?
Поверь, невинных женщин вовсе нет,
Лишь по желанью случай и предмет
Не вечно тут. Любить не ставит в грех
Та одного, та многих — эта всех!
Родителей не знала я своих,
Воспитана старухою чужой,
Не знала я веселья дней младых, —
И даже не гордилась красотой;
В пятнадцать лет, по воле злой судьбы,
Я продана мужчине — ни мольбы,
Ни слезы не могли спасти меня.
С тех пор я гибну, гибну — день от дня.
Мне мил мой стыд! он право мне дает
Тебя лобзать, тебя на миг один
Отторгнуть от мучительных забот!
О наслаждайся! — ты мой господин!
Хотя тебе случится, может быть,
Меня в своих объятьях задушить,
Блаженством смерть мне будет от тебя.
Мой друг! — чего не вынесешь любя!


16 октября 1963
Среда. Давно уже не видал Ленку. Даже соскучился по ней. Черт! Как дьявольски устроена жизнь, нельзя ненавидеть, невозможно горячо любить. Да, я ее люблю, ничего не могу с собой поделать, хотя мы разные люди. Я часто задумываюсь, почему меня так тянет к ней, почему я постоянно хочу ее видеть. Она ведь сказала свой последний ответ. А я все жду, надеюсь. Другой на моем месте давно бы поставил точку, а я не могу. Мне трудно, я не могу ее забыть.

31 октября 1963
Четверг. Сегодня на работе произошел несчастный случай. Я и еще один парнишка варили трубу на 4-х метровой высоте. Я со своей стороны заварил, а он еще только начинал. Вдруг балка, на которой он стоял, соскочила, и он полетел вниз, прямо на машины. Раздался такой страшный крик, у меня даже озноб прошел по коже. Тут прибежал наш прораб, начальство. Составили акт, такое началось, прораб бледный, дрожит.

6 ноября 1963
Среда. Настроение сегодня отличное, предпраздничное. В четыре часа ко мне пришли Сашка с Аллой, нужно было договориться насчет праздников. Ведь завтра 7 ноября. 46-я годовщина Великой Октябрьской революции. Ровно 46 лет назад, рабочие и крестьяне впервые в мире взяли власть в свои руки. Они сделали отсталую царскую Россию могучим великим государством, в котором я теперь живу. Советские люди и я празднуем вместе. Поэтому я стараюсь, чтобы праздник прошел для меня отлично. Встретил Козла, стал требовать от него долг, но он от меня сбежал. Поймаю, набью ему морду.

8 ноября 1963
Пятница. Вечером пошли к Ленке. У нее был проигрыватель, и мы немного потанцевали. Я танцевал с Ленкой. У меня было отличное настроение, и я болтал без умолку, я был счастлив и пьяным оттого, что так близко от меня, в моих объятиях, моя любимая. Другие вышли, чтобы нам не мешать. И вот тут снова я ей сказал: «Люблю тебя очень сильно»! Даже не знаю, как у меня это вылетело. А она спокойно ответила: «Послушай, между нами ничего не было и не может быть, нам лучше остаться друзьями». В это время пластинка кончилась, и она пошла поставить новую, а я отошел к окну. Я не мог говорить, у меня на глазах были предательские слезы. Да, я плакал, плакал, как маленький ребенок. И сейчас, сидя над дневником, я продолжаю думать о ней. Я не смогу без нее жить. Она хочет, чтобы мы были друзьями. Что ж, пусть будет так. Я согласен, но только при условии, если она не будет пренебрегать нашей дружбой. Я ведь давал слово, что не буду с ней говорить, и не сдержал. Даю себе слово в последний раз, и если я его не сдержу, то я не парень, и пусть тогда меня считаю бабой, которая распускает слюни из-за любви.

Побеждена, но не рабыня,
Стоишь ты гордо без доспех,
Осквернена твоя святыня,
Зато душа чиста, как снег.
Кровавый пир в дыму пожара
Устроил грозный сатана,
И под мечом его удара
Разбита храбрая страна.
Но дух свободный, дух могучий
Великих сил не угасил,
Он, как орел, парит за тучей
Над цепью доблестных могил.
И жребий правды совершится:
Падет твой враг к твоим ногам
И будет с горестью молиться
Твоим разбитым алтарям.

 

18 декабря 1963
Среда. На улице лютый мороз. Пришел на завод. Работать неохота. Пошел на лодку, забрался в каюту почитать и заснул. Проснулся от того, что меня кто-то тормошит. Открываю глаза, смотрю прораб стоит и ехидно улыбается. «Что», - говорит, - «поспал», а я ему в ответ: «Нет, еще», - и повернулся на другой бок. Он раскричался на всю глотку, видно не понравился мой ответ.

(P.S. В тексте рукописей использованы стихотворения: М.Ю.Лермонтова "Склонись ко мне красавец молодой" и Сергея Есенина «Побеждена, но не рабыня», 1914г.)

 

Глава 10, последняя

27 октября 1965 года

Среда. Сегодня провел последний день дома. Завтра в десять часов меня наверно заберут в армию. Поэтому я хочу провести черту. Черту по тому,  как я жил до этого времени.

Моя судьба как большой ураган. Это ураган унес с собой 18 лет жизни. 18 лет жизни пролетело впустую. Сейчас, сидя за своим дневником в последний день, я понимаю, что с завтрашнего дня моя жизнь изменится коренным образом. Мне очень больно вспоминать о прошлой жизни. Я оказался бесхарактерным человеком, у которого не оказалось твердости в душе. Я не сумел своевременно объясниться перед своей совестью. Но пришел этот день, когда меня начал терзать страшный стыд. Стыд за впустую и бесцельно прожитые годы.

По разному складываются людские судьбы. Сначала сделал шаг в сторону, потом другой и  вот уже скривилась моя перспектива. Все окружающее я увидел в искаженном свете. Но ведь иногда мне совесть шептала, что я иду не в ту сторону, не туда. Но чтобы к этому шепоту прислушаться, нужно иметь характер и не бояться строгого внутреннего собственного суда. Я не остановился, не прислушался, и меня кривая завела не ту сторону, и, чтобы исправить ошибки, теперь потребуются годы. Я старался отдалить голос совести, и мне это удавалось, но наступил решающий миг и, как молния во мраке ночи, свет совести озарил меня и всю мою жизнь. И в тот момент я как бы родился заново. У одних этот миг приходит раньше, у других позже. По отношению к судьбе это вызов, может быть даже небезопасный для жизни. Человек без совести - это нищий. И мне нечего сетовать, когда ужаснувшись своей нищеты, я издал вопль. Пришла пора предельного напряжения всех духовных и физических сил. И тогда, словно под куполом прожектора в холодном белом свете, как бы проступает мое подлинное лицо. И мне становится не по себе страшно.

 

29 октября 1965 года

Итак, 9 часов утра.

Погода в этот день выдалась паршивая. Все время моросит мелкий дождь. Я не понимаю, что меня ждет впереди. Меня пришла провожать только мать. Обидно, что нет отца… Все-таки меня на три года забирают. Здорово видно я ему насолил за 18 лет. До меня, вдруг, дошло, что я ведь единственный у родителей и такой оказался непутевый. Наверно, они хотели гордиться мной и радоваться, что у них такой хороший и замечательный сын. Получается, что я их предал.

10 часов.

Во двор въехали автобусы. Начинаем рассаживаться. Я нашел место у окна. Черт, как больно смотреть на мать. Она стоит и плачет, даже не старается скрыть слезы. Как она, бедная, похудела. Бедная моя старушка… Сколько зла я ей принес. И ни разу не сказал ей, как я ее люблю и жалею … и отца, наверно… Может сказать ей, я еще могу успеть… черт, автобус тронулся. Может в открытое окно крикнуть маме что-то доброе… мне стало  вдруг так тоскливо и отчаянно пусто внутри… Мне никогда в жизни не было так погано на душе… Не хочется писать об этом, но, может, дети мои прочтут когда-нибудь эти строки и не будут винить меня строго, может простят меня… 

Стоит ли вечно томиться,
Можно ль о прошлом вздыхать,
Только б успеть насладиться,
Только бы страстью пылать!
Вечною юною страстью,
Пламенем жарким кипеть,
Верить мгновенному счастью,
И о былом не жалеть!
Всё, что прошло, то прекрасно,
Снова ль вернется оно,
Нет ли, - не плачьте напрасно, -
Сбудется, что суждено!

(P.S. В тексте рукописей использовано стихотворение Александра Блока "Стоит ли вечно томиться...")

Подготовил к печати:
Дамиан Синайский, коуч по лидерству, эксперт-психоаналитик
Руководитель Центра стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского

Послесловие.

Сильно не хотел ничего писать, но рука тянется к ручке. Пишу, хотя понимаю, что не стоит…

Сказать, как мне тяжело пришлось, работая над дневниками моего героя - ничего не сказать. Читаю строки, перебираю фотографии его девушек. Какие красивые лица, светлые, живые, непосредственные. Изящный овал лица, большие глаза, полные губы, а какие взгляды - сквозь толщу десятилетий эти взгляды продолжают вызывать восхищение и вдохновение. Как же сегодня нам, мужчинам, не хватает такого взгляда…

Мой герой, несмотря на то, что плохо учился в школе, был весьма образованным. Шекспир, Ларошфуко, Блок, Лермонтов, Есенин, Рождественский - только небольшой перечень его любимых авторов…

Но что же с ним случилось?  Начал спиваться еще в подростковом возрасте. После армии женился, в семье родились двое замечательных пацанов. Но почему же он старшего своего «ломал», унижая, оскорбляя и жестоко истязая его. Почему он издевался до последнего над матерью своих детей. Из-за несчастной любви? Так пусть проклята будет та любовь, которая калечит детей и ломает их судьбы.

Мой герой всю жизнь до самой смерти любил одну. Будучи уже в возрасте, в  угаре, он пьяным почерком писал: «Люблю ее». Умер он, как и все алкоголики, тяжелой и страшной смертью.

Оправдается ли он любовью? Простят ли его дети? Я бы этого очень хотел…