Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
Центр стратегического коучинга и психотерапии Дамиана Синайского
æ ä ð
Звоните и пишите |
+7 926 672 45 95 (Москва)
(495) 128-93-48 (Москва)
(812) 602-76-38 (С.-Петербург)
Skype: damian.synaysky
E-mail: DamianSynaysky@gmail.com

Почему мы лжем?

Смотреть видео "Почему мы лжем?"

Прямой эфир на телеканале Санкт-Петербург в программе Полезная консультация 11.05.2018.

(Дамиан Синайский – приглашенный специалист, Дарина Шарова и Андрей Зайцев – ведущие, Светлана - слушательница)


Андрей Зайцев: «Мама, можно я сегодня в школу не пойду? Я очень плохо себя чувствую:  кажется, температура,  и подкашливаю, и вообще какое-то общее недомогание». И ведь, смотрите, очень многое  у большинства именно с этого и начиналось. Сегодня поговорим о лукавстве, о вранье. О том, что мы чего-то, где-то недоговариваем или, наоборот, переговариваем больше положенного. Доброе утро, здравствуйте – это полезная консультация.

Дарина Шарова: Доброе утро! Действительно, полезная консультация. Действительно, по исследованиям психологов, среднестатистический человек лжет трижды за 10 минут разговора. Так это или нет? Мы все действительно иногда привираем. Почему это происходит и что с этим делать? Будем говорить сегодня об этом. У нас сегодня в студии, мы рады приветствовать коуча и психоаналитика Дамиана Синайского. Дамиан, доброе утро!

Дамиан Синайский: Доброе утро! Здравствуйте.

Дарина Шарова: Друзья, я напоминаю вам, конечно, что мы работаем в прямом эфире, 635-85-72 наш телефон. Вы можете также писать нам на polza@topspb.tv. Звоните, пишите, задавайте свои вопросы, принимайте участие в нашей беседе.

Андрей Зайцев: Не просто так мы в день рождение Барона Мюнхгаузена решили с вами встретиться. Есть даже такой синдром, когда человек говорит всегда о том, что он заболевает, примеряет на себя какие-то болезни. И мы иногда вот этот синдром Мюнхгаузена трансформируем уже на то, что человек всегда что-то недоговаривает, всегда что-то привирает, всегда что-то добавляет – существуют разные стадии. Но основной вопрос, с которого хочется начать наш разговор – почему все-таки человек врет? Так или иначе. Потому что врем, такое складывается ощущение, мы все абсолютно без исключения.

Дамиан Синайский: Да, это совершенно верно, Андрей. Мы врем, лжем, недоговариваем, обманываем…

Андрей Зайцев: Лукавим.

Дамиан Синайский: Лукавим, придумываем, фантазируем –  потому что мы люди,  а не роботы. Это нормально, свойственно нам. Поэтому, я думаю, мы сейчас просто распределим уровни. Вот, например, то, что Вы сказали по поводу ребенка, который так наговорил маме – он придумывает.

Дарина Шарова: Симулирует.

Дамиан Синайский: Бывает, допустим, мама с детьми или жена с мужем – это такой уровень «междучеловеческий». Есть самообман, когда человек сам себя обманывает. Есть и третий уровень – когда политики или коммерсанты нас обманывают. Допустим, есть такой главный, так скажем, манипулятор в Америке  –  Берне. Он сказал: «Мысли, чувства и волю можно моделировать, можно манипулировать ими, и,  если это в интересах государства, то это очень хорошо». Наш выдающийся президент Сбербанка сказал проще, что если мы не сможем манипулировать людьми, как же мы сможем ими руководить? Если они поймут свою идентичность, если они поймут свою подлинность, а не ложность, если они будут говорить правду – как же мы сможем ими манипулировать? И четвертый уровень – это виртуальная реальность. 
То есть, лучше, конечно, идти от каждого из нас. Ложь – это такая искаженная реальность. Но почему у нас такая искаженная реальность? Существуют наши представления о себе, я выделяю четыре основных:  

- То, какую  я создаю видимость, представление о себе в окружающем сообществе; 
- То, что я сам внутри знаю о себе;
- То, какое обо мне впечатление складывают окружающие;
- То, что на самом деле они обо мне думают;

Представляете,  двое супругов  в супружеской спальне – сколько народу? То есть, иногда общаются между собой именно вот эти представления, а не сами живые люди. И в этот момент очень важно каждому из нас понять – почему, почему, для чего мы лжем? Или мы боимся чего-то...

Дарина Шарова: Вот. Да, да.

Дамиан Синайский: …Или мы хотим сказать любезность, допустим: «все вкусно» или «платье Вам очень хорошо».

Андрей Зайцев: Есть такое понятие, как «ложь во благо».

Дарина Шарова: Да, да.

Дамиан Синайский: Ну, здесь, я бы не сказал – ложь во благо. Допустим, если я поел, и  для меня это было невкусно, а я скажу, что вкусно – это не будет ложь. Это будет любезностью, да? Особенно вот с такой красивой женщиной, как Дарина.

Дарина Шарова: Но это же –  неправда, Дамиан…

Дамиан Синайский: Это любезность. Это субъективный момент. Но там, где я произвожу какую-то манипуляцию в отношении Вас, как Дамиан в отношении Дарины, тогда вот это – искажение. И здесь, может быть, я могу манипулировать Вами, я могу разрушать Вас. Я могу, как сказал Андрей, такое альтруистическое что-то, как бы поддерживающую какую-то ложь, эгоистическую ложь говорить. То есть, в принципе, мы это делаем из-за лени, из-за слабости. Из-за того, что нам нужно внимание.

Андрей Зайцев: Из-за страха, возможно.

Дамиан Синайский: Из-за страха, конечно. Потому что мы боимся быть такими, какие мы есть. Плюс еще есть какие-то нормы в каждом сообществе. И вот эти вот элементы, как я говорил, от политиков до рядового человека – это проецируется, это транслируется. И иногда просто, знаете – комплекс «человека толпы». Вот эти фанатские группировки – человек там просто растворяется. Поэтому,  в этом смысле, мне ближе, конечно, фраза из «Брата 2»: «В чем сила? Американец, в чем сила? В правде».  Или же, как Солженицын говорил – «жить не по лжи». И наши, наконец, поговорки: «одно слово правды весь мир перетянет».

Дарина Шарова: А возможно ли вообще не лгать? Вот, интересно, если бы жизнь состояла из голых фактов, из того, как оно все на самом деле есть?

Андрей Зайцев: И насколько это полезно в принципе?

Дамиан Синайский: На самом деле, знаете, вот Андрей вспоминал про ребенка – для ребенка, я думаю, иногда фантазировать, воображать – это даже очень хорошо, как творческий момент.

Дарина Шарова:  Как творческий.

Дамиан Синайский: Да, потому что иначе, без воображения, он не будет творить в дальнейшем. То есть, если мы говорим про какие-то такие уже манипулятивные, манипуляторные варианты или разрушительные, не дай Бог или еще что-то – конечно, это всегда разрушает изнутри. Это вредно для здоровья. И рано или поздно – все тайное становится явным.

Андрей Зайцев: То есть это вредно для здоровья тому человеку, который врет, совсем, вот, врет.

Дамиан Синайский: Совершенно верно, это как ржавчина.

Андрей Зайцев: Вот смотрите, самая распространенная ситуация. Просто у нас сегодня не так много времени, хотелось бы разобрать одну, может быть, две бытовых истории, которые, кажется, касаются абсолютно всех. Когда в семье, например, он или она, предъявляет кому-то претензию, что «Ты постоянно врешь. Ты постоянно не договариваешь. Зачем тебе это нужно? Почему у нас не могут быть искренние отношения?» Это вот то, с чем сталкиваемся мы все – простые, житейские ситуации.

Дамиан Синайский:  Совершенно верно. Здесь, конечно, я считаю, что главной в семье должна быть все-таки женщина – своей мудростью, красотой, очарованием и  в чем-то, может быть, снисходительностью, если это какая-то безобидная ложь.

Андрей Зайцев: Так, в основном, претензии к мужчинам, как раз таки  от женщин.

Дарина Шарова:  Вообще считается, что мужчины чаще лгут, чем женщины, между прочим.

Дамиан Синайский: Конечно.

Дарина Шарова: Это правда?

Дамиан Синайский: Значительно чаще, но мужчины, они  именно…

Дарина Шарова: Может быть, это просто женщины статистику эту ведут….

Дамиан Синайский: Нет, у женщин немножко другое – женщины верят, когда они лгут. А мужчины не верят, когда они лгут, мужчины разделяют. А женщины – они настолько непосредственны, настолько мучаются переживанием чувства вины.

Дарина Шарова:  Вот, это правда, кстати, это действительно так.

Дамиан Синайский: В этом смысле, женщина, действительно, верит. Но здесь, конечно, женщина может, если это мелкая, мелочная, не разрушительная какая-то ложь – проявить снисходительность, какое-то великодушие. Но, если это, действительно, уже влияет на отношения, то это очень серьезно. В практике я часто с таким встречаюсь. Здесь еще такой момент – именно  момент искаженной реальности. Потому что, у человека представления, о которых я говорил – представления о жизни или об отношениях, могут быть искаженными, ложными. Он сам может даже в это верить. А взгляд, представление другого партнера – совсем другие. Здесь, конечно, я повторяю, мудрость женщины, жены, хранительницы очага именно в том, чтобы сохранить семью. Подумать – почему, почему? Поговорить, может быть, какие-то домашние советы устроить, какие-то новые традиции завести. Нужно, по крайней мере, не говорить: «Ты лжешь»,  – и ловить на этой лжи, допустим. Ну, это самый простой вариант.

Дарина Шарова: Да.

Дамиан Синайский: И самый в чем-то примитивный. Нет, здесь немножко нужно более утонченно действовать.

Андрей Зайцев: Я согласен относительно женской мудрости. Я просто не хочу снимать никакой ответственности с мужчин в этом плане. А нам-то, мужикам, чего делать вот в этой ситуации?

Дамиан Синайский: Нам, мужикам –  любить женщин, в первую очередь, быть максимально благородными, честными перед женщинами. По-настоящему, между прочим, потому что, действительно…

Андрей Зайцев:  Вот, нужно быть честными, а с другой стороны нам предъявляют претензии, что ты нечестен.

Дамиан Синайский: У меня предприниматель в терапии – чувство вины настолько его подавляло, что когда он поехал с очередной пассией в загородный дом…

Андрей Зайцев: «С очередной пассией» – как хорошо.

Дамиан Синайский: Да,  совершенно верно. И он забыл, по-моему, то ли кошелек, то ли портмоне – и в эту ночь он был несостоятелен. И потом он мне говорил, что  чувство вины перед женой преодолело вот эту физическую несостоятельность. Мужчинам надо  над этим задумываться. На самом деле, это очень разрушительно, и это психосоматика – это всевозможные внутренние болезни, и так далее, и так далее, и так далее.

Дарина Шарова: Да, говорим сегодня о лжи. Почему мы лжем? Почему это происходит? И что с этим делать? Ведь, действительно, бывают какие-то безобидные ситуации, когда все мы чуть-чуть привираем, где-то, может, приукрашиваем действительность, чтобы избежать, может быть, какого-то осуждения или, наоборот, каким-то образом себя преподнести, произвести впечатление. Но бывает, что это приобретает, действительно, патологический характер. Друзья, присоединяйтесь к нашей беседе. Нам можно также писать. Говорим сегодня с психоаналитиком Дамианом Синайским. Вот про патологию, давайте поговорим. 

Дамиан Синайский: Давайте.

Дарина Шарова: Вот одно дело, когда мы все чуть-чуть, где-то немножечко, так или иначе... 

Андрей Зайцев: Фантазируем.

Дарина Шарова: Фантазируем, да. И вообще, фантазия, творчество, искусство, как мы уже сказали – это, действительно, какая-то ложь, своего рода, да? Но, может быть, в этом, действительно, нет ничего страшного, и мы все ее просто принимаем, и принимаем эти условия игры. Но что делать, если человек патологически  лжет? И вот это –  психическое расстройство? От чего это происходит? И что делать, если рядом с нами такой человек?

Андрей Зайцев: Можно ли на него воздействовать, если мы говорим об отношениях между людьми?

Дамиан Синайский:  Нет, здесь я бы проявил определенную корректность – мы не можем считать это патологией с точки зрения именно психического расстройства. Может быть, это личностное расстройство: потому что ребенок рождается, входит в этот мир лжи взрослых людей и, допустим, слышит, как, когда кто-то звонит, мама говорит отцу: «Скажи, что меня нет». Допустим. И он смотрит:  так, это нормально. А потом, когда он что-то говорит или что-то там совершил, а мама и говорит ему: «Как же так? Ты же наврал, ты же лжец». То есть, такое двойное послание. С одной стороны, мама может лгать, взрослые люди могут – это же образец, это пример. С другой стороны, я – не могу. И у него складывается вот этот искаженный образ, что он должен приспосабливаться, он должен как бы привирать и так далее.

Андрей Зайцев: И что это работает. 

Дамиан Синайский: Это работает. Да, это эффективно. И он берет это, как модель поведения, как реагирование, у него это закрепляется. И здесь еще такой момент – это  же патология, повторяю, расстройство в том, что появляется, действительно, страх, особенно это у подростков, у детей происходит –  страх оказаться непризнанным, страх привлечь внимание, желание привлечь внимание. Это его реальность. Знаете, извините, у нас кинематограф – сплошная ложь, литература. Это вымысел, мы называем это «художественный вымысел».

Андрей Зайцев: Телевидение.

Дарина Шарова:  Да, но мы говорим об искусстве –  у  него такая задача.

Дамиан Синайский: А человек  создает свой собственный искусственный мир, воображаемый мир и верит в это. Здесь главное понять – почему он это делает?  Найти эти причины. И здесь  роль родителей или партнеров, или коллег, или специалистов-психологов, коучей – очень как раз нужна.

Андрей Зайцев: То есть, получается, что  ложь, вот эти зачатки лжи - они закладываются в детстве именно родителями, которые, в свою очередь, сами моделируют подобные ситуации, а ребенок просто берет на себя роль.

Дамиан Синайский: Совершенно верно. Да, я даже больше, скажу, Андрей: сейчас проводятся исследования – и  черниговское, и на Западе. Это о том, что эти модели поведения уже на генном уровне проецируются и транслируются. Есть такое направление – психогенеология. То есть – повторяется у дочери, у мамы, у бабушки, у прабабушки.

Дарина Шарова:  То есть генетически передаются, можно сказать.

Дамиан Синайский: Да, уже на этом уровне реагирование. Здесь, так сказать, спусковой механизм может быть любой. А может и не быть. Но, если спусковой механизм сработал, тогда конечно – ему комфортно в этом состоянии. Поэтому надо работать с его реальностью. А говорить ему «ты лжешь, ты не прав», осуждать, критиковать и разрушать...

Дарина Шарова:  Бесполезно.

Дамиан Синайский: Это вредно. И это не полезно. И как раз уже вот это и есть нарушение психики или аномалия. У 70% старшеклассников – психическая аномалия. В том числе, они не могут жить в этом лживом обществе. У 80% трудоспособного населения – стрессы. 20-25% руководителей – вообще психопаты. Почему? Потому что, в той или иной степени – аномалии и так далее. Помните, Екатерина Великая: «Самый главный порок – это ложь. Единожды совравши, кто тебе поверит?» И так далее.

Дарина Шарова: Да, да.

Дамиан Синайский:  «Ложь – это мать всех пороков» – Салтыков-Щедрин. Поэтому ложь – она искажает реальность и это сказывается на каждом, на нас и на обществе. На самом деле, вы очень большую тему подняли. И это очень важно с точки зрения психического здоровья населения и каждого из нас, и каких-то норм приличий, правил, добра, доверия. Где нет правды –  какое там может быть доверие?

Андрей Зайцев: А вот мне не совсем понятно – тот человек, от которого уже  немножечко отодвигается общество, коллеги по работе, говоря ему: «Слушай, ты постоянно придумываешь, врешь, ты постоянно обманываешь». Относительно работы, относительно, возможно, каких-то личных вещей. Он может что-то с собой сделать? Потому что это, действительно, как Дарина сказала – уже на патологическом уровне. Это просто как на гормональном.

Дамиан Синайский: Конечно, конечно.

Андрей Зайцев: Как вот это преодолеть? Или это исключительно работа с психологом? Или, например, опять же кто-то внутри семьи – он или она – просят, чтобы тот пошел к психологу, поработал с собой, потому что так дальше уже невозможно. На работе ли, дома ли, в семье. Детей во дворе не берем. Хотя, во дворе – ох, завирали мальчишки, я помню,  некоторые.

Дамиан Синайский: Это же искусство. 
Здесь, мне кажется, рекомендации очень простые. Самостоятельно, будучи внутри своей психики, внутри своей лжи, внутри своего сознания, анализировать своим сознанием свое же сознание, очень сложно. Это очень такое серьезное идет расщепление. Поэтому лучше, конечно, чтобы был дядя, дедушка – как раньше это у нас было. Сейчас этот институт родственников, которые могли подсказать и скорректировать, разрушен. Поэтому, к сожалению, сейчас только или психолог, или коуч, или какой-нибудь очень умный человек, который со стороны может подсказать. Но сам человек, если он видит, если ему говорят, что он лжет – он может, допустим, взять и просто вечером составить список: сможет он день безо лжи, неделю безо лжи прожить, месяц? Если он не может – все – это уже, как бы, симптом такой. Надо с этим позаниматься.

Андрей Зайцев: Это равно как с диетой. Я могу сесть и написать – вот это, вот это…

Дамиан Синайский: А еще кусочек.

Андрей Зайцев: А еще кусочек. Потому что в разговоре,  в общении,  в своем внутреннем существовании ты, так или иначе, что-то, да и...

Дарина Шарова: Человек это не отслеживает же…

Андрей Зайцев: …да, добавляет, привирает.

Дамиан Синайский: Ну, если человек  начнет уже всерьез, если он будет таким уже изгоем в обществе и, если нельзя ему сходить к психологу или коучу или  к другому специалисту, то он может вести дневник наблюдений, хотя бы: лжет – не лжет. Почему? Когда, с кем, почему, какая у него выгода? И вот таким образом, потихонечку, потихонечку будет разбираться. Потому что, в любом случае, как мы уже говорили, действительно, безо лжи намного проще, интереснее и это просто полезно для здоровья. То есть, здесь нужна именно самостоятельная работа над собой. Или самостоятельная работа с каким-нибудь специалистом. Пусть это будет конфиденциально и так далее. Но, в конце концов, мы же можем обратиться к своему партнеру в семье, к мужу, к жене и сказать: «Слушай, обрати внимание – если я где-то лгу, ты мне скажи. Я буду помечать». Главное – вот эта потребность, желание измениться. Но, на самом деле, мы же невозможные вещи делаем в жизни. Поэтому ото лжи, если мы захотим, мы можем избавиться. Но для этого нужно…

Дарина Шарова: Для этого нужно захотеть.

Дамиан Синайский:  Да, для этого нужна сила воли.

Дарина Шарова: Да, да. Но для этого нужно это признать в себе.

Дамиан Синайский:  Да, признать. Совершенно верно, с этого все и начинается. Но я думаю, что все же признали, что нет ни одного человека, который бы не лгал.

Дарина Шарова: Но, просто ложь ото лжи, ведь, все-таки отличается. Она разная бывает.

Дамиан Синайский:  Да, но там, где она разрушительная – там нужно обратить внимание. И, притом, чем раньше родители и взрослые на себя посмотрят, тем лучше. Потому что, еще раз – ребенок растет в системе взаимоотношений родителей. И вся ложь, все вот это лицемерие и лукавство, которое в отношениях родственников – все это откладывается у ребенка. У меня, например, клиент-предприниматель рассказывает: «У меня мама была предпринимателем, у нее были свои магазины. И мы приходили к ней в магазин, и она говорила: “Бери, чего хочешь”,  –   Я спрашивал: “Мам, а мы платить не будем?” – “Нет, не будем”». И у него, таким образом, сформировался такой вот центр, как он говорит: «Дамиан, по вашей шкале преставлений – я не хочу быть самим собой. Потому, что “мама – не горюй”, если я буду самим собой. Я лучше  вот этот ложный образ создаю и вот эту роль (представления)  и играю по этой роли». Понимаете, вот такая ситуация. Каждая ситуация – она уникальная. И здесь что надо? Надо работать. Говорить, что это плохо – ну, извините, мы все понимаем, что это плохо. Поддержать нужно, поддержать, еще раз, человека из-за страхов, из-за слабости, из-за слабой силы воли и так далее. Поддержка нужна. Это не корректно говорить человеку, который оплошал: «Ты оплошал, ты такой плохой». Нет, подумать, и, может быть, как-то скорректировать, может, отдельно поговорить. И так далее, и так далее. Но лучше, конечно, поработать со специалистом хотя бы несколько часов.

Андрей Зайцев: Мы сегодняшнюю нашу встречу в день рождения барона Мюнхгаузена начали упоминанием о синдроме Мюнхгаузена. Если быть максимально четким, это – симулятивное расстройство, при котором человек симулирует, преувеличивает на глобальном каком-то уровне.

Дамиан Синайский: Он даже может себе рану создать специально, чтобы привлечь внимание.

Андрей Зайцев: Это напрямую связано с психосоматикой, да?

Дамиан Синайский:  Да.

Андрей Зайцев: Это привлечение внимания близких, да?

Дамиан Синайский: Да, это, прежде всего с детства отсутствие внимания, отвержение. «Такой, какой ты есть – ты нам не нужен. Нам нужен ты именно таким, каким мы хотим». Ребенок понимает это, начинает подстраиваться и заболевает (есть такое понятие, как вторичная выгода от болезни), потому что, когда он здоров, у него нет внимания от родителей.

Дарина Шарова: Да, да…

Дамиан Синайский:  Он заболевает – и все сразу начинают бегать: «Ой, что такое? Что случилось? Давай, сладенький. Давай вот это, вот то». И он закрепляет эту модель. 
По поводу Мюнхгаузена, мы уже несколько раз сказали – я хотел бы его защитить. Он был, ведь, при дворе Анны Иоанновны, нашей императрицы. Поэтому, когда он приехал в свой провинциальный город, Ганновер, если я не ошибаюсь, и рассказывал про вот эти ледяные дома, помните – когда там женили кого-то, какие-то паштетницы огромные были,  маленький человек выходил и стихотворение давал императрице. Местные просто, действительно, говорили, что это ложь, этого быть не может. Но это так было. И даже, когда он в ссылке был в 76 лет, там было, что служанка подошла и увидела, что у него 2-х пальцев нет: «А это что?» - «Это в России мне медведь белый откусил».

Дарина Шарова: Да, да.

Дамиан Синайский: Нельзя сказать, что это ложь. Это просто потом превратили. Это я просто в защиту Мюнхгаузена, на всякий случай. Но симптоматика эта – действительно, очень серьезная. И вот это уже симптом – если человек все делает для того, чтобы придумать себе болезнь.

Дарина Шарова: Мало придумать, создать ее.

Дамиан Синайский: Да, он, как бы, создает эту болезнь. Вот это – да, это уже немножко даже с органикой связанно. Здесь надо серьезно подойти, даже уже чисто с какими-то мозговыми моментами.

Дарина Шарова: А по каким признакам мы можем понять, что человек является счастливым обладателем такого синдрома? Человек, который находится рядом с нами?

Дамиан Синайский: По тому, как это не естественно. У нас же у всех, в общем-то, интуиция развита, мы наблюдательны, мы взрослые. Если мы чувствуем какой-то определённый дискомфорт, что человек чересчур выходит из-за каких-то рамок, дальше воображаемых фантазий или еще что-то такое или, не дай Бог, он как бы калечит себя, чтобы привлечь внимание, говорит: «Я действительно болен», - тогда, конечно, это главный признак. Но здесь, повторяю, мы же чувствуем всегда ложь.

Андрей Зайцев: Да, Дамиан, у нас полторы минуты осталось и у нас есть телефонный звонок. Давайте примем. Алло, здравствуйте, как Вас зовут? Мы Вас слушаем, алло?

Светлана: Здравствуйте, меня зовут Светлана.

Андрей Зайцев: Светлана, да, очень приятно.

Светлана:  У меня вопрос о моем внуке. Ему 15 лет.

Дарина Шарова: Так.

Светлана:  И, вот вы знаете, со школы он придет, спросишь его, как дела, как оценки – «все хорошо, все нормально». А потом, в электронном дневнике смотришь – там двойка, там четверка, там пятерка. А как это расценивать?

Андрей Зайцев: Как это расценивать?

Дарина Шарова:  Да, Светлана, спасибо большое.

Андрей Зайцев: Спасибо большое, вопрос и от меня - я также делал. Как это расценивать?

Дамиан Синайский: Светлана, это надо расценивать, что внук Вас очень сильно любит и не хочет огорчать, поэтому он предпочитает выдумывать. Это очень распространенно. И практически, наверное, подавляющее большинство этим занимается. Действительно, да –  это ложь. Это искажение реальности, это выдумка. Он так хочет, он не хочет огорчать ни Вас –  бабушку любимую свою, – ни родителей. Поэтому, здесь пока еще это безобидная ложь. Кстати, если этому подыгрывать, то можно дойти до каких-то разрушительных тенденций. Поэтому лучше мягко, доброжелательно, с любовью бабулечкиной  поговорить  с внучком. Вот это доверие хотя бы наладить, если у вас хорошие отношения. Обычно с бабушкой очень хорошо у внуков получается. И тогда без родителей можно обойтись. 

Андрей Зайцев: Вы, тем самым, дали ответ на мой детский вопрос – оказывается, я не просто ремня боялся, я просто родителей не хотел расстраивать. Спасибо Вам большое, Дамиан,  время вышло.

Дамиан Синайский: Спасибо вам, берегите себя.

Дарина Шарова: Психоаналитик Дамиан Синайский был у нас в гостях. Совсем безо лжи в этой жизни, пожалуй, не обойтись, но постарайтесь быть честным хотя бы самим собой.

Андрей Зайцев: Хотя бы завтра и послезавтра, в выходные.    

Дарина Шарова: Хорошего дня и отличных выходных. До свидания.